Оцените материал

Просмотров: 4090

В мире животных

Роман Лейбов · 02/06/2008
Сказка о науке экологии и о том, как один Медведь комаров победил

©  Варвара Акатьева

В мире животных
Сказка о науке экологии и о том, как один Медведь комаров победил
VIII Съезд Союза журналистов России упразднил пост генсека


Интересная наука — экология.

В лесу всякий зверь на свое место поставлен. Медведь надзирает за общим порядком и осуществляет генеральное руководство пищевой пирамидою.

Волки занимаются проблемами санитарии и правоохраны. Лисы, в сущности, выполняют те же задачи — в порядке здоровой конкуренции и разделения властей. Лисы похитрее, зато волки, как известно, покрупнее и охотятся стаями. Поэтому лисы пробавляются в основном мелкой живностью, вроде мышей да зайцев, волкам же дозволено иной раз задрать и какого-нибудь зарвавшегося крупного копытного зверя.

Всякий травоядный народец, находясь в подножии пирамиды, также посильно исполняет свою обязанность, разрабатывая с помощью зубов и желудков природные ресурсы, которыми так богат лес, то есть грибы, ягоды, листья и прочую травку. Тем самым осуществляется важнейшее дело: растительная биомасса превращается в животный белок, служащий основой роста лесного благосостояния и позволяющий зайцам и мышам гордиться родным медведем, а также поголовьем и тучностью своих лис и волков перед насельниками других лесов. Есть, конечно, и малосознательные элементы вроде ежей, практически — отщепенцы и саботажники пищевой вертикали, но ими, в конце концов, можно пренебречь как явными маргиналами.

В общем и целом в лесу царит настоящая гармония, неведомая другим социальным коллективам. Взять хоть людей: у этих ни клыков, ни когтей, ни копыт, ни рогов; расцветки и размеров они все примерно одинаковых, так что сразу и не скажешь, какой от кого в жизни прок и какая кому должность положена. Конечно, и люди как-то приспособились, придумали себе мундиры и другие атрибуты; но против лесного порядка человеческий — все равно что «Фольксваген» супротив «Ламборгини».

Одна только деталь нарушает лесное благолепие: насекомые. Например, комары.

С одной стороны, они составляют корм для пернатой твари, которая, будучи по природе своей перелетно-космополитической, не включается в общую гармонию мироустройства. С другой — сами питаются кровью добропорядочных членов общества, причем возмутительнейшим образом плюют на иерархическую лестницу.

И вот однажды в одном лесу Медведь задумал комаров извести. Очень они ему надоели: зудят и зудят, понимаешь, а зазеваешься — в нос вцепятся. И волки с лисами жалуются: жизни нет от этих паразитов, охотиться невозможно. Ропщут волки с лисами, а это не к добру. Могут пострадать правоохрана и санитария.

Долго думал Медведь, как ему это непотребство в своем лесу прекратить, но ничего не надумал. С птицами договариваться — себе дороже. Во-первых, обгадят в процессе переговоров, во-вторых, у них с комарами стачка на почве летучести. С лягушками — можно бы, есть рычаги, но уж очень противно.

Сидит Медведь, когтями в голове чешет, размышляет, но промыслить ничего не может. И вдруг слышит под самым ухом у себя какой-то писк:

— Ваше превосходительство Михайло Потапыч! Разрешите-с обратиться!

Что за чудеса без доклада? Крутанул Медведь головой — никого. А писк продолжается:

— Это, если позволите, комарик Коля. По важнейшему-с делу. Во-первых, позвольте вас, Михайло Потапыч, поздравить!

— С чем поздравить?

— Как с чем? Разве вы не слыхали-с, что мы на общем слете выбрали вас комариссимусом нашего леса? Я лично считал голоса: единогласно! Ни одного-с воздержавшегося! Успех, ваше превосходительство!

— Да ты издеваешься, что ли, сволочь летучая? — взревел Медведь и шлепнул наугад лапой в область писка, но не попал, только ухо себе когтем разорвал.

А Коля не унимается, зудит:

— Как можно-с издеваться? У нас и протокол оформлен, все по закону. Были, конечно, не скрою-с, недовольные, но мы их того... переубедили. Мы ведь очень заинтересованы в сотрудничестве с властями. Даже готовы отказаться от посягательств на волков и лис — если вы такой указ издадите-с, как новоизбранный комариссимус. Зайцев с мышами да травоядных нам на прокорм хватит. А в виде ответной льготы нам бы лягушек приструнить еще. У вас же есть рычаги на лягушек?

Поразмыслил Медведь, прикинул все pro и contra, и отвечает:

— Ладно. Комариссимус так комариссимус. Быть по сему. Бобров и барсуков тоже можете жрать, но не увлекайтесь. Енотов не трогайте пока. А с лягушками разберемся. Есть рычаги, да. Хотя и противно, конечно.

И настал в том лесу порядок.

Комары переключились на копытных и грызунов, а хищников больше не трогали. Лягушкам посредством известных рычагов дали полный укорот, так что в болотах комары расплодились и процвели: каждый взял по ипотечному кредиту и завел себе дачу в Черногории. Расплодившись, комары быстро заели косуль, лосей, зайцев и мышей. Остатки ослабленных нижних этажей пищевой пирамиды извели хищники, которые затем, конечно, от голода вымерли сами. Медведь-комариссимус какое-то время перебивался остатками енотов и грибами-ягодами, но затем тихо угас в берлоге. Комары тоже передохли от бескормицы. Птицы улетели, как это им свойственно.

Ежи одни остались, отщепенцы колючие.

Интересная наука — экология, я же говорю.

P.S. В процессе написания этой сказки был убит один комар.

Автор — преподаватель Тартуского университета, Эстония

 

 

 

 

 

Все новости ›