Нынешний раунд борьбы со свободой выражения в сети вызывает возмущение уже не только у общественников и правозащитников, но и у профильного министерства.

Оцените материал

Просмотров: 3571

Ты туда говори, а я сюда ухом

Владимир Санин · 20/10/2009
Связисты против юристов: Минкомсвязи выступило против цензуры в сети

Имена:  Алексей Жафяров · Олег Рыков · Павел Гусев

Представление о том, что такое средства массовой информации, становится чем дальше, тем более расплывчатым. Буквально на глазах внимательного наблюдателя область применения этого термина расширяется, включая в себя все новые медиа — и социальные сети, и собственно блоги, и обновляемые информационные базы, и даже сервисы, совершенно не предназначенные изначально для снабжения граждан информацией. Некоторые такие СМИ оказываются тем, чем желал их некогда видеть В.И. Ленин, еще в 1901 году вслух мечтавший об общенациональной социал-демократической газете: «Газета — не только коллективный пропагандист и коллективный агитатор, но также и коллективный организатор». Что-то в этом роде нам и демонстрируют — что в Иране во время выборов, что в России. В частности, совершенно безобидная, по меркам любой нормальной страны, кампания против строительства Охта-центра не допущена в традиционные СМИ и проходит в основном в блогах, которые вообще стали чуть ли не единственным способом достучаться до общественного мнения.

Ситуация наша, с одной стороны, является частью общемировой (вон уже и Guardian, как мы писали в прошлом выпуске, нанимает блогеров для освещения местных новостей). С другой — такое положение дел носит локальный характер и объясняется отсутствием реальной свободы печати. Социальные медиа, таким образом, представляют собой в России что-то вроде «коммуникейшн тьюб» из «Ассы». Только труба очень длинная, желающих приникнуть к ней много, и докричаться не так легко. Ничего, однако, не остается, остальное пространство совсем уж забито ватой. Ваты набито столько, что невозможность коммуникации уже явно оказывается проблемой для обеих сторон — отсюда и внимание к блогеру Калашникову, и попытки мониторить интернет на предмет идей по обустройству России.

Обратная связь обратной связью, но трансформации эти вызывают у государства естественное желание вернуть себе контроль над ситуацией. И желание это принимает иногда, особенно в России, довольно вызывающие формы.

На прошедшей неделе оживилось обсуждение законопроекта, обязывающего интернет-провайдеров предоставлять информацию о пользователях по запросу оперативно-следственных органов. Полностью этот документ называется «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам обеспечения безопасности использования государственных информационных ресурсов»; текст его размещен на сайте Минюста (по ссылке файл .doc). Законопроект знатный. Говорится в нем, в частности, следующее: «Операторы услуг сети “Интернет”, действующие в российском сегменте сети “Интернет”, обязаны предоставлять уполномоченным государственным органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность или обеспечение безопасности РФ, информацию о пользователях и оказываемых им с использованием сети “Интернет” услугах, а также иную информацию, необходимую для выполнения возложенных на эти органы задач, в случаях, установленных законодательством РФ». Непослушных предлагается штрафовать: граждан — на 1500—2000 рублей, должностных лиц — на 3000—4000, а юридические лица — на 30—40 тыс. рублей. Кроме того, предусмотрено существенное ужесточение наказаний за неправомерный доступ к госсайтам.



Для начала недовольство документом высказала Общественная палата РФ. Наибольшее возмущение у общественников вызвал следующий абзац: «Приостановление оказания услуг с использованием сети “Интернет” юридическим и физическим лицам осуществляется операторами услуг сети “Интернет” на основании мотивированного решения в письменной форме одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность или обеспечение безопасности Российской Федерации, в случаях, установленных законодательством Российской Федерации». Вторая проблема, по мнению членов профильной комиссии, — это попытка обязать представителей интернет-сообщества предоставлять госструктурам (а именно госструктурам, «ведущим оперативно-розыскную деятельность или осуществляющим обеспечение безопасности РФ») практически любую информацию, которую они попросят, — что, в сущности, вообще уничтожает в России понятие приватности интернет-пользователей. Представитель Генеральной прокуратуры оправдывается в том смысле, что представитель Генпрокуратуры РФ Алексей Жафяров заявил на заседании, что законопроект этот вообще не законопроект, а «подготовленная в Минюсте записка». Главным спикером от ОП по этому поводу является главред «Московского комсомольца» Павел Гусев, резюмирующий ситуацию так: «Внесенный законопроект содержит в себе опасность борьбы с инакомыслием под видом защиты государственных интересов». Гусев — дипломат и вообще вежливый человек. На самом деле законопроект предназначен для борьбы с инакомыслием под видом защиты государственных интересов, но вот так прямо охарактеризовать настоящее положение дел член ОП, конечно, не может, политика — это искусство возможного. Ничего, мы зато можем.

Проект Минюста вызвал возмущение не только у Общественной палаты (это вообще иногда случается — благо, ОП и придумана в значительной степени, чтобы было где повозмущаться и выпустить пар). С критикой Минюста — небывалое дело — выступило профильное Министерство связи и массовых коммуникаций. Советник Минкомсвязи Олег Рыков, как сообщается, отправил юристам 10 листов поправок к документу. Рыков полагает, что инициатива Минюста по наделению следственных органов правом блокировать сайты и запрашивать информацию о пользователях представляет собой вторжение в сферу деятельности его министерства. Кроме того, Рыков вообще проявляет редкий для госчиновника либерализм, отмечая (совершенно справедливо), что «постоянно повторяются одни и те же попытки под видом совершенствования работы с интернетом установить цензуру и ограничить свободу слова в сети», и полагая, что никакого такого отдельного закона «Об интернете» принимать не нужно. Довольно подробный юридический комментарий по законопроекту в целом — а там, кроме упомянутых положений, еще довольно много всего интересного — можно почитать на «Вебпланете».

Шансов на то, что документ будет принят в нынешнем виде, немного. Однако нынешний раунд борьбы со свободой выражения в сети интересен не сам по себе, а сопутствующими обстоятельствами. Любопытно, что он вызывает возмущение уже не только у общественников и правозащитников, но и у профильного министерства. Это означает, что мы подошли к некоторому концептуальному рубежу. Любовь к цензуре вступает в конфликт уже не только с интересами общества, не только с корпоративными интересами СМИ (которые опять, кажется, надеются отмолчаться), а с интересами развития отрасли в целом. Дойдут поправки Минюста до травоядной Думы — можно будет поставить окончательный жирный крест на разговорах об инновационной экономике, «экономике знаний» и прочих прекрасных вещах. Не то чтобы это могло остановить верхушку действующей администрации — там вообще к этому, кажется, никто всерьез не относится. Но даже и внутри структур исполнительной власти, оказывается, сложилось некоторое вменяемое лобби, понимающее, что драконовские меры ударят сначала по производителям контента, а потом и по всем остальным. Например, не удастся избежать перехода заметной части изданий и социальных медиа к зарубежным хостинг-провайдерам и вообще за пределы российской юрисдикции. Наиболее осторожные граждане давно так работают: напомним, в частности, что находящийся в собственности российской компании «СУП» блог-сервис LiveJournal управляется при этом компанией LiveJournal Inc., зарегистрированной в Сан-Франциско.

К аналогичным последствиям неизбежно приведет и священная война за копирайт (а не за авторское право), развернутая РАО, на документах которого стоит, говорят, гриф «Под покровительством Президента РФ». Действительно, после недавно проигранного издательством «О.Г.И.» суда по поводу «Рутении» кажется неразумным размещать научные и образовательные гуманитарные проекты в зоне .ru: не сегодня завтра придут люди из совершенно непрозрачной и активно сопротивляющейся любым проверкам организации и потребуют денег за пользование русским языком. За гуманитарными проектами легко могут последовать СМИ, блоги, социальные медиа и все остальное — достаточно дать чиновникам право закрывать сайты «по звонку», что, в сущности, и подразумевается инициативой Минюста. Разумеется, это происходит и сейчас, однако не является массовой практикой. Правоприменение в России имеет очень отдаленное отношение к собственно законодательству, однако стоит узаконить эти самые «мотивированные решения в письменной форме» — и охоты на ведьм (какой бы ни была ее реальная мотивация — политической, экономической или даже личной) не избежать.

Какими соображениями руководствуется Минкомсвязи, не важно. Может быть, чиновники ведомства и правда хотят как лучше, а может быть, под угрозой оказывается вотчина, с которой происходит кормление. Не имеет значения. Важно, что гражданское общество получает неожиданного аппаратного союзника в лице довольно крупного министерства. Логика политической системы, постепенно теряющей способность существовать в рамках «мягкого авторитаризма», подсказывает необходимость окончательно перекрыть все каналы обратной связи с обществом. Именно этим объясняются участившиеся попытки ввести жесткое регулирование сети. К счастью, эта логика противоречит не только интересам граждан (они как раз могут быть с легкостью проигнорированы), но и сложившейся системе отношений внутри государственных структур. И это дает какую-никакую надежду, что «коммуникейшн тьюб» сетевых площадок — традиционных ли, социальных ли медиа — еще поработает.

 

 

 

 

 

Все новости ›