Оцените материал

Просмотров: 7979

Как поживает ваша крыса?

Олег Кашин · 02/02/2009
Никто, конечно, не верил, что Вике позвонят из Кремля и позовут на пресс-конференцию. А ей именно что позвонили и позвали
Вика проснулась знаменитой летом 2001 года. Президент Путин давал тогда свою первую большую пресс-конференцию в Кремле, и — по крайней мере теоретически — каждый журналист из любого региона мог, заполнив соответствующую форму на президентском сайте, рассчитывать, что его позовут в Кремль. А там уже как повезет. Может быть, даже удастся задать вопрос.

Тогда модно было рассуждать на тему «калининградского транзита» — вступление Литвы в Евросоюз, визовый режим, пломбированные вагоны, пилотные регионы… И еще добрый десяток слов и словосочетаний, которыми в то лето многие и в Москве, и в Калининграде, и в Вильнюсе, и в Брюсселе начали пользоваться и даже злоупотреблять. В той форме на сайте президента нужно было написать, какой именно вопрос вы хотите задать Путину. Вика и написала — что-то длинное и умное про визы, Евросоюз и геополитику. Смешно, она про политику вообще никогда ничего не писала, а самая громкая ее публикация была подписана редакционным псевдонимом. В ней было сказано, что она, Вика, забыла в такси редакционную цифровую фотокамеру и, если кто-то что-нибудь знает о судьбе гаджета, просьба позвонить по телефону 536-016.

Поэтому никто, конечно, не верил, что Вике позвонят из Кремля и позовут на пресс-конференцию. А ей именно что позвонили и позвали, и она полетела в Москву и, наверное, даже задала бы Путину свой, в общем, дурацкий и никому не нужный вопрос про геополитику. Задала бы, если бы не хитрый и опытный Гамов, этот «красный Колесников», то есть второй любимый журналист Путина, лишенный, в отличие от настоящего Колесникова, вообще каких-либо личных качеств, человек-функция (стоит ли пояснять, что Гамов до сих пор работает в «Комсомольской правде»?). И вот этот человек-функция сказал Вике, что она, конечно, может спросить Путина про геополитику, но никому эта геополитика не нужна и вряд ли даже кто-то обратит внимание на Викин вопрос и путинский ответ на него.

И когда пресс-секретарь Путина Алексей Громов показал на Вику (да-да, мол, вы, девушка в белой кофточке), она уже ни о какой геополитике не думала, и вопрос ее звучал примерно так: Владимир Владимирович, когда вас показывали по телевизору в прошлом году, у вас была собачка белая 1, а теперь вас показывают по телевизору — и собачка у вас черная 2. Как это понимать?

Все, конечно, смеялись, а Путин ответил в фирменном своем стиле — мол, перекрасилась моя собачка, бугага, — и Викин вопрос, конечно, показали отдельным сюжетом и в «Вестях», и в программе «Время»; и даже Екатерина Андреева, тогда еще сорокалетняя, при всей своей непроницаемости как-то так по-особенному хихикнула, предваряя этот сюжет. Две тысячи первый год. Тогда еще все это в новинку было. А пони Вадик, кажется, еще даже не родился.

И вот следующим утром, уже в Калининграде, Вика проснулась знаменитой. Над ней уважительно смеялась вся редакция, и, кажется, даже в общественном транспорте ее стали узнавать. И камеру таксист вернул.

Надо отдать Вике должное, она совсем не загордилась и вообще продолжила работать как работала, даже лучше. Написала, продолжая линию Тоси и Кони, цикл про домашних животных губернатора и всех вице-губернаторов, потом по методу Зуева-Инсарова исследовала почерки губернатора, вице-губернаторов и депутатов областной думы. Потом еще что-то такое написала, потом еще… И вдруг оказалось, что для всех, кого в маленькой Калининградской области было принято называть властью, она — именно она, а не статусные политобозреватели — стала главным политическим журналистом из всех, какие только есть. И как-то так получилось, что не прошло и года, как Вика стала писать уже не только о домашних животных или растениях, но и вообще о политике, о «Единой России» и о тому подобных вещах. А потом, еще через полгода, стала главным редактором близкой к губернатору газеты и, даже когда губернатор сменился, никуда не делась. Как воспевала, так и продолжила, к кому надо — лояльна, к кому надо — нетерпима, и ничего в ее жизни уже не произойдет, наверное.

***

На сайте Центризбиркома сейчас появилась страничка, посвященная крысе Владимира Чурова. Как объясняют знающие люди, эта страничка появилась не сама по себе, а потому, что Чуров когда-то сказал, что у него есть крыса, и журналисты интересовались ее судьбой.

Что такое современная российская избирательная система, пояснять не надо. «Единая Россия» на всех жеребьевках загадочным образом получает первый номер в бюллетенях. Людей заставляют писать заявления об увольнении на случай неявки на выборы. Кандидатов снимают с выборов под любыми предлогами. Вопросов к председателю Центризбиркома сотни.

И кем нужно быть, чтобы вот на таком фоне спрашивать Владимира Чурова, как поживает его крыса? Я не понимаю таких людей, злюсь на них, но потом вспоминаю Вику и успокаиваюсь.

Автор — заместитель главного редактора журнала «Русская жизнь»



1Пудель Тося, который выпрыгнул из-за камеры во время интервью Путина Михаилу Леонтьеву весной 2000 года. Где этот Тося теперь? Жив ли?
2Слова «Кони» применительно к этому животному тогда еще никто не знал.


Другие колонки Олега Кашина:
В краю магнолий, 19.01.2009
И немного о себе, 23.12.2008
Как церковь обзавелась собственной армией, 15.12.2008

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:1

  • glaza· 2009-02-02 19:45:06
    хорошая история.
Все новости ›