Оцените материал

Просмотров: 9169

На фоне «Пушкина»

15/10/2008
Интеллектуалы о новом проекте Глеба Павловского
В издательстве «Европа» возобновлен выход журнала «Пушкин», издававшегося в 1997—1998 годах Маратом Гельманом и Глебом Павловским. Издателем журнала, получившего в новом формате подзаголовок «Русский журнал о книгах», вновь стал президент Фонда эффективной политики и советник руководителя Администрации президента РФ Глеб Павловский, главным редактором — Валерий Анашвили, ранее принимавший участие в создании «книжных журналов» «На посту» (1998) и «Критическая масса» (2002). Первый номер нового «Пушкина» состоит из 95 рецензий на книги по философии, политике, истории, экономике, социологии и уже вызвал острую дискуссию в российском интеллектуальном сообществе. OPENSPACE.RU обратился к шести интеллектуалам с вопросом: отвечает ли журнал «Пушкин» их представлениям о независимом интеллектуальном издании?
Григорий Дашевский, поэт, переводчик, редактор приложения «Книжный квартал» («Ъ»)

До собственно ответа: статья Михаила Маяцкого «Не читал, но скажу», открывающая номер, — просто блестящая. Теперь ответ. Разговор о том, независимое это издание или нет, по-моему, не имеет основания, потому что сама редакция не объявляет его ни независимым, ни каким-либо иным. И это главный минус журнала — на месте какого-то «заявления» (statement), которого ты ждешь в первом номере очевидно политизированного журнала («наше место в академическом и политическом поле там-то и там-то»), редакция оставляет пустоту. Это заставляет (искушает) читателя самому формулировать редакционную позицию исходя из подбора авторов, или рецензируемых книг, или из редакционных реплик внутри журнала, или даже из имени издателя. Такие приемы — «ты сам мне скажи, что я имею в виду» — уместны как художественный, или политтехнологический, или следовательский, или родительский жест, т. е. там, где право на неясность служит свидетельством силы. Но странно встречать подобные приемы в журнале интеллектуальных рецензий, задача которого не в манипулировании неясностью, а в увеличении ясности.


Борис Дубин, руководитель отдела социально-политических исследований Левада-Центра, переводчик

Если совсем коротко — не соответствует. Начиная с фигуры издателя, а это ведь решающая вещь для журнала.
О самом издании. Мне кажется, независимость в этом плане может быть нескольких родов, допустим:
— финансовая (не обсуждаю ее сейчас, хотя фигура издателя наводит на размышления);
— от предзаданных образцов (New York Review of Books глядит в «Пушкине» изо всех дыр);
— от групповых пристрастий (по-моему, за журналом — пока что? — стоит даже не группа, а просто компания или кружок);
— от общих мнений (здесь ситуация сложнее: их сейчас в России нет, и на обнажении этого дефицита и его причин, на выработке интеллектуальных основ их формирования, критериев их различения в будущем — идеалов, ценностей, целей — как раз и стоило бы, кажется, сосредоточиться людям думающим).

На мой взгляд, по большинству этих позиций уверенно говорить о независимости журнала нельзя. Разумеется, это не значит, что у него нет или не будет своего места и роли в журнальном мире, отнюдь. Но это уже совсем другой разговор.


Александр Иванов, директор издательства Ad Marginem

«Пушкин» — это, как мне кажется, продолжение старой истории 1990-х, когда сформировались такие журнальные проекты, как «Логос», «НЛО», «Новая Русская Книга». Отличие его в том, что он пытается войти в реку независимой экспертизы как бы дважды. Это довольно странно, поскольку в данном случае, кажется, надо прежде всего открыто объявить о собственных границах. Так сказать, предъявить свою ограниченность — в том, что касается независимости в первую очередь. Несмотря на необъявленный характер, предмет и принципы экспертизы, «Пушкин», кажется, имеет в виду некий образ желаемой «профессиональности», которую, видимо, хочет предъявить вместо непрофессиональности ряда предшественников.

Часть материалов номера вполне этому необъявленному желанию соответствуют, часть же (особенно хамские наезды, забыл кого, на Бибихина — за то, что покойный-де не знал греческого и ничего не смыслил в философии) просто жалки. Всё же вместе мне представляется интересной затеей в духе живого философского капустника, сделанного явно на деньги, которые не нужно возвращать заказчику ни в каком виде. И правильно — я бы на месте Валеры Анашвили тоже бы на этот счет не беспокоился.


Илья Кукулин, редактор отдела «Практика» журнала «Новое литературное обозрение»

На ваш вопрос весьма трудно ответить, так как пока вышел только один номер журнала в его возобновленном виде (очень мало похожий на журнал с тем же названием, выходивший в конце 1990-х годов под руководством того же издателя, что и нынешний «Пушкин», — Г.О. Павловского). Но про любой журнал лучше всего судить в динамике, как минимум по нескольким номерам. Поэтому, отвечая, чувствую себя неловко: дальнейшие номера могут опровергнуть мои сегодняшние предположения. Кроме того, я не вполне понимаю, что значит «независимое интеллектуальное издание»: от кого именно независимое? В 1990-е годы в России этот термин имел довольно определенное значение: «независимыми» называли журналы и институции, независимые от государства — финансово и экономически, но прежде всего идеологически. Можно также считать, что независимое — это такое издание, которое регулярно предоставляет своим читателям разные точки зрения на одну и ту же проблему или группу проблем.

В обеих трактовках — повторяю, если судить по первому номеру, — журнал «Пушкин» этому критерию не отвечает: он представляет собой изощренно-интеллектуальное, но при этом ангажированное издание, связанное с нынешней государственной идеологией. Судить об этом можно по первому в журнале блоку статей и рецензий «Новый «новый мировой порядок»«, который имеет однозначно антиамериканский характер и открывается двумя статьями известных политологов, безоговорочно поддерживающими действия российской армии в Южной Осетии, Абхазии и прилегающих к ним областях Грузии в августе 2008 года. В дальнейших статьях продолжается «масштабная критика либерального космополитизма» (слова из рецензии Альберто Тоскано на книгу Данило Дзоло La giustizia dei vincitori [«Правосудие победителей»], с. 26). Даже рецензия американского политолога-демократа Киса ван дер Пийля, направленная против правого крыла Республиканской партии США, в контексте «Пушкина» воспринимается как антиамериканский текст. Так как официальная российская трактовка событий в Грузии и роли в них США известна, а точка зрения журнала к ней очень близка, возникают сомнения в независимости нового издания. Вспоминается бородатый анекдот про то, что «у нас тоже свобода слова: каждый может выйти на Красную площадь и сказать, что Рейган — дурак».

Антиамериканизм нового журнала имеет геополитический характер: США критикуются не с точки зрения частных политических или социальных проблем, но только как один из мировых центров силы, деятельность которого не зависит от конкретной администрации. А это весьма напоминает риторику нынешних проправительственных медиа. Мне кажется, в действительно независимом издании такие статьи должны были быть дополнены статьями или рецензиями авторов, иначе относящихся к «либеральному космополитизму» (как, например, Ульрих Бек) или к перспективам урегулирования в Закавказье.

Другое дело, что идеология нового журнала весьма сложна и, насколько можно судить по составу авторов и темам статей, складывается из двух сильных взаимодействующих векторов: правый этатизм (при желании его можно назвать неоимперским этатизмом) и левый социальный критицизм. Как они будут взаимодействовать и возникнет ли в результате этого процесса внутрижурнальный диалог — покажет будущее. Это особенно интересно потому, что и в первом номере хватает интересных и информативных текстов, — пусть и таких, с которыми мне трудно согласиться.


Александр Морозов, сотрудник центра «Новая политика», философ

Независимый проект — это когда группа поэтов издает на свои деньги поэтический альманах, который читают они же и их родственники.

Публично значимый проект находится в другом пространстве. В банальном смысле он никогда не является «независимым», потому что ставит себе целью повлиять на интеллектуальную повестку дня. Иммануил Валлерстайн и Роберт Кейган — самостоятельные политические философы разных лагерей. Однако они привлекаются в качестве консультантов властями, развивают проекты при поддержке истеблишмента. Да и сами являются частью истеблишмента. Было бы нелепо, если бы они отказывались от такой возможности.

Однако и при выборе другой, обратной стратегии интеллектуал все равно обращается к определенным политическим силам, пусть даже и виртуально им сконструированным. Я считаю, что Фуко или де Местр зависимы — в силу того, что они ищут определенную масштабную аудиторию. Иначе говоря, «независимость» — это «ненужность». И наоборот, почти все искупается глубиной, яркостью и энергией мышления. Валерий Анашвили — автор великолепных, публично значимых проектов. Надеюсь, и «Пушкин» у него получится.


Алексей Пензин, член группы «Что делать?», философ

Если задачей такого издания является только отслеживание живого процесса, то, разумеется, в идеале единственной формой зависимости и будет зависимость от этого процесса. Это, так сказать, объектная зависимость. Если же «Пушкин» — гуманитарный журнал «с направлением», то он будет зависеть и от позиций его основного редакционного состава, т. е. коллективного субъекта высказывания. Мне кажется, журнал «с направлением» (идейным, политическим) и есть независимый журнал, поскольку манифестирует некое видение процесса инициативной группой, а не является его пассивным рефлексом. В случае с «Пушкиным», я думаю, основная особенность в том, что на логику интеллектуального издания накладывается логика медийно-политическая — в связи с фигурой издателя Г. Павловского, которого мечтателем не назовешь. Это наложение и производит короткое замыкание, провоцирующее подобные вопросы и догадки о возможном «направлении» издания. Для медийно-политических изданий в наших условиях характерно так называемое «пропагандистское обслуживание» корпоративных или государственных интересов, которые могут и не совпадать с позициями его основных производителей. Но гуманитарный формат «Пушкина» явно находится в противоречии с этой логикой. Я думаю, эффекты этого противоречия — по сути, то самое универсальное противоречие между трудом и капиталом — и будут определять меру реальной независимости журнала и его дальнейшую судьбу.

 

 

 

 

 

Все новости ›