На вывеске «арьергард» не напишешь: люди перепугаются.

Оцените материал

Просмотров: 14245

Кирилл Захаров: «Будем тревожить забытые кости»

Кирилл Гликман · 29/08/2011
Исполнительный директор «Гилеи» рассказывает КИРИЛЛУ ГЛИКМАНУ о родстве индастриала и авангарда, о перспективах издательского проекта «Умляут» и об идее альтернативного книжного фестиваля

Имена:  Кирилл Захаров

©  Егений Гурко / OpenSpace.ru

Кирилл Захаров - Егений Гурко / OpenSpace.ru

Кирилл Захаров

Один из старейших независимых книжных магазинов Москвы «Гилея» заявил о запуске собственного издательского проекта «Умляут». В его рамках планируется издание малоизвестных или ныне забытых текстов русских авангардистов: Тихона Чурилина, Алексея Ремизова, Алексея Гастева, а также их западных последователей — Брайона Гайсина, Дженезиса Пи-Орриджа, Берроуза. Исполнительный директор «Гилеи» Кирилл Захаров рассказал КИРИЛЛУ ГЛИКМАНУ об индастриале в искусстве и его родстве с авангардом, специфике и перспективах проекта «Умляут» и идее проведения альтернативного книжного фестиваля.


— «Гилея» год проработала на новом месте в ММСИ и, кажется, окончательно определилась с концепцией дальнейшего развития. Можете подвести итоги прошедшего года?

— Год был непростым, особенно первые месяцы. Но он был и блистательным: мы поначалу даже удивились, как изящно «Гилея» превращается в нечто совершенно иное, не то, чем она была долгие десять лет. Самое важное, что теперь понятно — надо делать европейский магазин. Причем буквально — иностранных книг будет все больше, они будут все разнообразнее. Сейчас здесь стоят каталоги Гилберта и Джорджа, Маккарти, венских акционистов, но этого мало, надо двигаться дальше. Я хочу расцветить эту палитру; хочу, чтобы рядом можно было увидеть имена Марты Рослер, Недко Солакова и Ханса Хааке. Будет еще больше так называемой «теории» — книг «без картинок». Уже к концу этого года произойдут существенные изменения: мы отточим «культуру, искусство, авангард» как можно острее.

Печально, но приходится признать: на русском языке до сих пор выходит не так уж много по-настоящему актуальных книг. Мы не собираемся расставаться с этим сегментом, но оставим лишь самое красочное, интересное и злободневное. Разумеется, останется философия — современного искусства без нее не существует. И внушительное количество книг, посвященных культуре повседневности, антропологии. А вот разделы «Языкознание» и «Религиоведение» будут, к сожалению, купированы. Мы держались до последнего, но необъятное объять нельзя.

Все упраздненные разделы переместятся в наш новый магазин, открытие которого, равно как и выход первой книги издательского проекта, намечено на осень. Вот это как раз будет «интеллектуальный супермаркет», забитый русскоязычной литературой по всем отраслям гуманитарного знания: та же философия, филология, история и многое-многое другое.

— Как вообще менялась «Гилея» на протяжении своей почти двадцатилетней истории? Удалось ли магазину в нулевые сохранить выбранные в начале девяностых приоритеты?

— Изменялась почти до неузнаваемости. Но это всегда была «Гилея», ничего более. Я ведь работаю здесь уже восемь лет: сначала магазин был просто «умным», потом стал «анархическим», теперь он «эстетский»... Но все эти слова можно употребить условно, они много говорят о внешнем, и ничего — о сути или ядре, которое всегда оставалось неизменным. Это проявляется, например, в том, что «Гилея» никогда не была кучкой книготорговцев, но всегда — союзом очень сложных и разных людей, которым есть о чем поспорить и в чем согласиться друг с другом. На сегодняшний день это пять человек: Георгий Еремин, Евгений Малынов, Ян Никитин, Николай Тарасов и я. Мы очень разные, каждый занимается всем, но тем не менее ни один не может полностью заменить другого.

©  Егений Гурко / OpenSpace.ru

Кирилл Захаров - Егений Гурко / OpenSpace.ru

Кирилл Захаров

Это проявляется и в том, что каким-то парадоксальным образом «Гилея» сейчас вернулась к своим истокам, просто существует в новом времени и в новых условиях. Старую «Гилею» и магазином-то назвать было нельзя — слишком скучное слово. Это был «клуб», куда люди приходили поговорить об авангарде, поэзии, пощупать новые книжки, узнать о небывалом авторе Владимире Казакове. И на десять лет мы оказались этого лишены, была обычная торговая точка в ИНИОНе, заваленная книгами. А сейчас вновь никто не сможет назвать наш книжный уголок только «магазином».

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

Все новости ›