Эта парочка экскурсантов – Данте и Вергилий – они ведь именно про договор.

Оцените материал

Просмотров: 8511

Рай как полнота языка

Полина Барскова, Евгений Осташевский · 20/06/2011
ПОЛИНА БАРСКОВА и ЕВГЕНИЙ ОСТАШЕВСКИЙ беседуют о книге Аркадия Драгомощенко «Тавтология»
Фрагмент обложки книги «Тавтология»

Фрагмент обложки книги «Тавтология»

В начале 2011 года в «НЛО» вышла книга Аркадия Драгомощенко «Тавтология» — объемный, странный, лабиринтоподобный том, очевидно призванный очертить место поэта в современном литературном пространстве; то, что место это значительно, сомневаться уже поздно да и бессмысленно, но что это именно за местность, каковы законы ее картографии, как ее возможно исследовать и населять — имеет смысл обсуждать вновь и вновь. О Драгомощенко много писали на разных языках ценители изящного разных вкусов и литературных вероисповеданий, причисляя его к разным явлениям и течениям, определяя в контексте разных ремесел и склонностей (читатель, философ, переводчик, путешественник, остроумец, меланхолик, комментатор, визионер).

На сей раз целью разговора американского поэта и переводчика ЕВГЕНИЯ ОСТАШЕВСКОГО и русского поэта и филолога ПОЛИНЫ БАРСКОВОЙ является попытка, возможно легкомысленная и недолговечная, то есть моментальная — как вспышка камеры, — договориться о терминах, с помощью которых читатель может открывать для себя способ и смысл быть Драгомощенко в русской словесности сегодня.


Полина Барскова. В последнее время, когда я слушаю и читаю Драгомощенко, у меня, как рамка, возникает образ-воспоминание: разговор в одной европейской столице с замечательным историком, чья молодость совпала с молодостью нашего героя, равно как и топография: те же дворницкие, кухни, те же читательские и издательские склонности. Легендарное, отсюда уже почти неразличимое, едкое, блеклое, душное пятно ленинградских семидесятых. После ряда жовиальных и острых приветов той поре историк воскликнул: «Ну да-а, Драгомощенко: бог знает что там творится, ничего же там не понятно!» Эта редуктивная, закрывательная, самозащитная оценка мне кажется шлагбаумом, перегородившим русский модернизм, где, согласно едкому замечанию Синявского о социалистическом классицизме, все твари и творения делятся на «понятных» и «непонятных», а успокоительная идея «традиции» призвана оборонять читателя от иных способов смыслопостроения.

Евгений Осташевский. Мне же кажется, что Драгомощенко — поэт в высшей степени традиционный, или консервативный, в том смысле, что он продолжает развитие русской — и европейской — поэзии в определенном русле очень древнего истока. Это русло, конечно, эклога. Здесь его предшественники — александрийцы, Виргилий, итальянские и новолатинские поэты ХVІ века, Дельвиг, Гнедич, а современники — Дзандзотто. Как многие из них, Драгомощенко воспринимает эклогу как жанр не эскапистский, вневременной, а, наоборот, как возможность для восприятия мира посредством современной философской оптики. Поэтому он и похож на намеренно расплывчатого, полустертого Вергилия, Вергилия, потерявшего очки в очень жаркий день. И не только из-за его гекзаметрообразного верлибра, но и потому, что он, в сущности, изображает пересечение местности и сознания (можно сказать — предрациональную локализацию сознания?). То есть да, у него есть предложения, где ничего не понять, может быть, даже грамматически. Я сейчас редактирую книгу его переводов на английский, и там очень большие сложности — как перевести намеренную неразборчивость? И как передать осмысленность расплывчатых жестов? Причем эта неразборчивость исходит из опять-таки чрезвычайно традиционных в русской поэзии истоков: от концепции поэзии (и жизни) как лепета опыта, бормотанья парки, шевеленья губ. Хотя у итальянца Дзандзотто тоже эклоги с включением непонятности, косноречья, философской абстракции… видимо, она такая и есть, современная эклога.

Читать текст полностью

Ссылки

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:2

  • rupoet
    Комментарий от заблокированного пользователя
  • pockemon· 2011-06-27 13:49:18
    дружище, поверь мне, в толщине "сибирских руд" русской поэзии Аркадий Трофиович - чистое золото!
Все новости ›