Оцените материал

Просмотров: 2894

Русские победы-2

Елена Фанайлова · 02/07/2008
Важнейшим из искусств для нас является не кино, а футбол и византийская риторика, и пиариться надо за счет европейского чемпионата. Не начать ли третью мировую?

©  РИА Фото

Русские победы-2
Важнейшим из искусств для нас является не кино, а футбол и византийская риторика, и пиариться надо за счет европейского чемпионата. Не начать ли третью мировую?
Исполнилась мечта народной Психеи, высказанная в сокровенном монологе мента — бичевателя нравов у братьев Пресняковых в провинциальном хите «Изображая жертву». «26 лет, а? 26 лет меня наебывает эта наша сборная по футболу. 4 года ждешь, 4 года! И что?» Психея получила необходимое, хотя ей и казалось, что нужно двигаться дальше и выиграть полуфинал, схватить Бога за бороду, хотя она и впала в неконтролируемую истерику. Но русский Бог все же видит анекдоты из интернета, где Путин и Медведев, обрадованные спортивной прухой, обсуждают, не начать ли третью мировую. Нет, не начать. Потому что вряд ли стоит духовным лицам 22 июня высказываться в том смысле, что мы скорбим о погибших на войне, но должны и радоваться футбольным нашим победам.

Замысел Бога явлен в футболе, в турнирах европейского и мирового класса, как рисунок неодолимой силы, — пусть некоторые и ищут здесь теорию заговора, и рассуждают о том, что именно куплено и происходит по договоренности. Русская народная Психея получила ту дозу радости, которая ей давно была положена, не больше и не меньше, — потому что она очень хотела сатисфакции, потому что она утомилась от эпизодов горя и напряга, тщательно скрываемых за маской путинского гламура двухтысячных (кажется, такое выражение лица у футбольных фанатов называется «на сложных щщах»). Ей только не стоило обольщаться. Ей необходимо вернуть себе равновесие, и некоторые признаки этого равновесия уже налицо.

Все-таки проигрыш российской сборной в полуфинале не вызвал истерического напряжения на официальных телеканалах (наоборот, комментаторы признавали силу Испании и слабость наших, но выражали вполне человеческую благодарность команде). Размах народных бедствий в ночь проигрыша не достиг уровня цунами. Народный напряг со страшной, не соответствующей действительности силой происходил после победы над Голландией. Из-за работы на Московском кинофестивале эту трансляцию я пропустила, зато в полвторого ночи мне пришлось встать на балкон поглядеть на Ленинградку. Там творилось нечто невообразимое: лай, топот, хай, гудки и вопли, огни и свист, адские, словом, по Татьяниному сну, звуки карнавала, длившиеся до четырех утра. Знакомые, поехавшие к друзьям смотреть матч, встали у Белорусской и не могли выехать полтора часа. Картину они описывали так: съехалось на площади огромное количество разного качества машин и публики, от «шестерок» до «мерсов» последних моделей и их, соответственно, хозяев. И эти люди разного социального статуса, от богатеньких буратин до полулюмпенов, выходили брататься, обнимались, плакали, орали глупости типа «Россия — чемпион», пели песни и распивали спиртные напитки. Из автомобилей буратин их подружки топлесс вставали на крыши машин и демонстрировали толпе силиконовые сиськи под развевающимся триколором, иногда это происходило при движении автомобилей, что, вероятно, представляло собой выдающееся зрелище обыкновенного безумия; полагаю, в ЖЖ все это содержательно охвачено. Делакруа плакал бы от умиления, в пародийном смысле это была Свобода на баррикадах.

©  РИА Фото

Русские победы-2


Патриотическая истерика достигла, казалось, небывалых величин, продажа флагов и маек с российской символикой зашкаливала, власти в городах раздавали такую символику бесплатно, мой товарищ сделал уличный снимок, где русский флажок прикручен к тележке с мусором, состоящим из тары из-под кока-колы, спрайта и других городских отходов — символов маленькой местной буржуазности. Футбол — это не только массовое и пролетарское, это теперь еще и буржуазное развлечение, не забудем о цене билетов на стадионы и выпивку в спорт-барах. Я вспоминаю страшную картину образца 1980 года: мы с подругой, студентки, на ее балконе, который выходит на улицу, ведущую к центру от стадиона провинциального города В., только что случился проигрыш местной команды «Факел». Черная толпа болельщиков идет, мрачно чем-то ритмично грохоча, и молча переворачивает машины. Настоящий русский темный ужас. Ни одного мента. Тогда об этом не писали. Сейчас с этим справились. Разбитых витрин и телевизоров в статистическом смысле немного, да и московские власти, наученные горьким опытом, не стали ставить плазменные экраны на Манежной.

Немецкие власти, комментаторы и болельщики правильно реагируют на проигрыш своей сборной в финале, они ее чествуют у Бранденбургских ворот, и Ангела Меркель, футбольная болельщица, говорит верные слова. У русских самым смешным и олд-фэшн образом реагирует не народ, не пресса и даже не администрация президента, от которой всегда можно ожидать чего-то, по меньшей мере, забавного, а организаторы тридцатого Московского кинофестиваля. Схема действий организаторов понятна: важнейшим из искусств для нас является не кино, а футбол и византийская риторика, и пиариться надо за счет европейского чемпионата. Гусу Хиддинку послан символический приз «За лучшую режиссуру», а зрителям показан документальный фильм «Марадона глазами Кустурицы» — про футбол и про ненависть режиссера к западному миру. Это оказался выдающийся памятник человеческой глупости. Кустурица отождествляется с адреналинщиком, алкоголиком и наркоманом, некогда великим футболистом Диего Марадоной, политически неразборчивым, но харизматичным парнем. В одной из центральных сцен Марадона на стадионе при большом скоплении народа братается с Уго Чавесом и Эво Моралесом, и эти политические и шоу-деятели новой левизны, архаического мачизма и наркотрафика призывают народы Латинской Америки бороться с североамериканским засильем. Революционная риторика на службе у патриархального сознания и личной выгоды. Кустурица сравнивает позицию стран бывшей Югославии в современном мире с позицией революционной Латинской Америки шестидесятых, передергивая карты. Никита Михалков со товарищи этим выбором фильма, завершающего фестиваль, сообщает, что и нам пора занять соответствующую позицию. Выглядит это несколько комично на фоне прогрессирующей народной адекватности по поводу поражений и побед: двойного проигрыша испанцам — и выхода в четвертьфинал европейского чемпионата.

Автор – поэт, сотрудник Русской службы Радио «Свобода»

 

 

 

 

 

Все новости ›