Каламбур – твердая валюта другого государства.

Оцените материал

Просмотров: 7009

Сквозь стену

Михаил Айзенберг · 16/03/2012
Вещи Александра Белякова – кристаллические конструкты невозможного дыхания: как бы спекшиеся словесные образчики, привезенные с Луны или Марса

Имена:  Александр Беляков

©  Jakob de Jonge

Сквозь стену
​Если предположить, что наш цех выстраивается рядами, то поэт Александр Беляков давно вышел в первый ряд, и это положение становится все очевиднее с каждой новой его публикацией. Вот и в последнем «Воздухе» (№ 4, 2011) есть стихи прямо удивительные. Поэзия Белякова ширится, набирает воздух (без кавычек): «распустился над праздником лиственный вдох/ поредела двоичная тьма/ это с неба домой возвращается бог/ отменивший границы ума».

Но почему это происходит с таким — почти физически ощутимым — усилием?

Дело,  думаю, не только в личном темпераменте, но и в том временном периоде, когда поэтика Белякова «приходила в себя». У сегодняшних авторов это, как правило, происходит в возрасте «за тридцать», что сделало и Белякова, и все его поколение заложниками своего времени.

Литературное поколение — не просто группа ровесников. Это ограниченное число авторов, которые определяют задачу, стоящую именно перед этим поколением. Они находятся между собой в каком-то отношении и образуют созвездие, чей свет идет в одном направлении.

Авторы подтягиваются друг к другу как бы на дружеских основаниях, но едва ли способны сходиться вплотную, не ощущая общей цели и взаимной творческой корысти. Поколение держится купно; горой стоит друг за друга, втайне понимая, что подлинный автор — само это созвездие. Его общую задачу было бы безответственно описывать как чисто художественную, не беря это понятие расширительно: как тему времени — творческую идею, идущую через художественное пространство в социальное.

Поколение Белякова — это те авторы, чьи «за тридцать» пришлись на середину девяностых, а на моей памяти не было периода, для нашей поэзии более провального. Один воздух закончился, другой еще не начался. Стиховая волна откатывалась, и люди чаще прекращали писать, чем начинали. Время не поддерживало тех, кто только входил в силу, не подхватывало звучание, и нужно было идти против времени. Но против времени не ходят сообща, тут у каждого своя дорожка.

Они и росли особняком — без голосового перехвата, без обмена дыханием. «Девяностые годы — особая история, о которой любое обобщение всегда кажется ложным, потому что суть их была именно в распаде на отдельные истории» — в этой фразе Григория Дашевского есть еще одно (дополнительное? основное?) объяснение такому несовместному существованию. Да, совсем разные истории, и каждый рассказывал свою.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:4

  • afo-nja· 2012-04-02 00:45:40
    представил себе поэтов,
    выстраивающихся в ряды...
    и согласны ли поэты,
    выстроенные м. а.,
    стоять в одном ряду?

    на отмену границ ума
    только бог и способен.
    человек,пытающийся
    их отменить,кандидат
    в желтый дом.
  • lesgustoy· 2012-04-19 13:30:21
    Литературное поколение — не просто группа ровесников

    !!!

    это гениальное открытие
  • lesgustoy· 2012-04-19 13:30:21
    Литературное поколение — не просто группа ровесников

    !!!

    это гениальное открытие
Читать все комментарии ›
Все новости ›