Литературная форма переосмыслена здесь как жизнестроительная задача.

Оцените материал

Просмотров: 15950

Авторизованная инструкция

Михаил Айзенберг · 02/02/2011
Литература, мыслившаяся Лидией Гинзбург как «промежуточная», сейчас видится едва ли не основной

Имена:  Лидия Гинзбург

©  Предоставлено Новым Издательством

Лидия Гинзбург. Конец 1930-х годов

Лидия Гинзбург. Конец 1930-х годов

​В «Новом издательстве» вышла новая книга Лидии Гинзбург «Проходящие характеры». Обозначение «новая книга» вполне уместно, несмотря на то что в нее вошли записи, сделанные во время войны и ленинградской блокады. Состоит она из двух частей, и логичнее сначала назвать вторую: текстологически выверенное и прокомментированное, научное издание «Записок блокадного человека», ранее уже публиковавшихся. Это и было исходной задачей составителей – Андрея Зорина и Эмили Ван Баскирк. Но в ходе работы у книги появилась первая, основная часть, по объему даже превышающая ставшую дополнительной вторую: найденные в бумагах Гинзбург фрагменты и законченные тексты, ранее не публиковавшиеся или подвергшиеся позднейшей правке (мотивы которой не всегда ясны). Можно догадаться, что архивная деятельность составителей была сродни работе реставраторов, соединяющих по кусочкам обрушенные фрески.

Выход каждой новой книги Лидии Гинзбург воспринимается многими как большое литературное (и общественное) событие, ожидается с нарастающим нетерпением, и слово «нарастание» здесь возникло неслучайно. Дело в том, что в случае Гинзбург каждый новый текст не просто дополняет наше представление о целом, но дает ему какой-то вектор возрастания. От книги к книге меняется смысл и значение ее авторства. Представляется, что именно род авторства Гинзбург – новация по преимуществу. Литературная форма переосмыслена здесь как жизнестроительная задача.

В первую очередь это приводит к изменению авторской позиции – в самом прямом значении: к изменению места автора – той точки, куда он себя помещает и откуда смотрит. К другой широте обзора. Историческая и социальная перспектива как бы внезапно опрокинута на те вещи, которые и не предполагали возможность такого взгляда: на самые машинальные движения и тики жизни, на мелочи бытовой психики и речевого обихода. Отсюда и другое понимание литературного мастерства, которое у Гинзбург не столько навык письма, сколько обострившееся чутье на удачу понимающего зрения и понимающего слуха – профессиональная хватка свидетеля.

Читать текст полностью

Ссылки

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:3

  • lisa· 2011-02-03 22:49:35
    Спасибо! Замечательное исследование. Строгость, прозрачность и глубина осмысления просто завораживают. Как и чистота слога. Бесконечно благодарна автору и редакции.
  • Svetlana Shchagina· 2011-04-11 16:30:56
    Спасибо, очень точный текст
  • afo-nja· 2011-05-04 14:29:12
    К предпоследнему абзацу. Все верно,но следовало бы убрать слово "советский".
    Человек -- так вернее.
Все новости ›