Оцените материал

Просмотров: 4317

«Обычный человек» Филипа Рота

03/03/2008
Филип Рот должен стать лауреатом Нобелевской премии хотя бы потому, что, кажется, все остальные литературные награды он уже получил. Он безусловный классик и, наверное, самый маститый писатель сегодняшней Америки.
«Обычный человек» Филипа Рота
Филип Рот должен стать лауреатом Нобелевской премии хотя бы потому, что, кажется, все остальные литературные награды он уже получил. Он безусловный классик и, наверное, самый маститый писатель сегодняшней Америки. Пишет с явным расчетом на вечность. Герой «Обычного человека» на удивление похож на толстовского Ивана Ильича, да и тема похожа. Действие начинается на кладбище, на кладбище и завершается. А в середине – описание перенесенных болезней, изображение семейной жизни (не столь подробное), измен, разводов, неожиданного взрыва сексуальной энергии к пятидесяти годам и последующего ее угасания. Ну и в финале – смерть
«Большинство людей, как он полагал, считали его человеком приземленным. В юности он сам считал себя столь заурядным, тусклым и неинициативным, без всякой авантюрной жилки, что после художественной школы, вместо того чтобы отдать себя целиком живописи, зарабатывая на жизнь где придется (что было его тайной мечтой), он остался таким, каким был, – примерным мальчиком...»


«Религия есть ложь – такую истину он познал еще в самом начале своего жизненного пути и с тех пор считал все религии отвратительными, называя бессмыслицей все суеверное словоблудие...»


«Он был трижды женат, имел троих детей, любовницу и интересную работу, в которой преуспел, но теперь основной целью и смыслом его существования стал вопрос: как избежать смерти и физического распада».


«Уже трижды с ним происходил один и тот же казус: когда он выписывался из госпиталя и, доехав до дома, начинал торопливо раздеваться, чтобы принять долгожданный душ, он находил на своем теле пару подушечек для электродов, которые медсестры забывали после ЭКГ отлепить от груди и выбросить в корзину. Однажды утром, собираясь принять душ, он с удивлением обнаружил, что никому не пришло в голову вытащить из его сине-фиолетовой от инъекций руки приспособление для внутривенных вливаний, которое медики называют "бабочкой"».


«Это началось, когда ему было уже около пятидесяти. Молодые женщины были повсюду: и подружки фотографов, и секретарши, и стилисты, и модели, и сотрудницы рекламного агентства – толпы женщин, с которыми он и работал, и путешествовал, и приглашал на обед. Но самым удивительным было не то, что это вообще случилось... а то, что это случилось с ним так поздно».


«Он не проснулся после наркоза. Остановка сердца. Его не было больше, он освободился от бытия, и теперь, сам того не зная, отправлялся в никуда. Этого-то он и боялся с самого начала».

 

 

 

 

 

Все новости ›