Читатель тонет в потоке чужой любви или, наоборот, бесконечно разглядывает отдельные мелкие предметы, серьги, фарфор, окурки.

Оцените материал

Просмотров: 12780

Снафф, невинность и тишина

Ксения Рождественская · 24/09/2009
Три переводных романа, которые нужно непременно прочесть этой осенью

Имена:  Орхан Памук · Питер Хёг · Чак Паланик

©  wikimedia.org

Чарльз Уилсон Пил. Раскопки мастодонта. 1805-1808

Чарльз Уилсон Пил. Раскопки мастодонта. 1805-1808

Об особенностях гнездования мастодонтов: в конце лета — начале осени эти милые зверюшки возвращаются в книжные магазины, где их не видели с весны. Начинать сентябрь с продажи новых книг признанных авторов — не тенденция, а здравый смысл. Считается, что летом все равно никто ничего «серьезного» не читает, так как при температуре воздуха выше +23°C все слова складываются только в одно предложение: «Пора в отпуск». Специальное «летнее» чтение — путеводители, любовные романы, развлекательные детективы, веселая мистика и книги, приписываемые высоким чинам, — к началу сентября мельчает. Как в школе: во время каникул читайте что хотите, а вот с началом нового учебного года будьте добры «Евгения Онегина». И правильно — осень надо начинать с действительно хороших книг, от которых знаешь, чего ожидать. Не мысля гордый свет забавить.

«Евгений Онегин» тут не зря возник: нобелевский лауреат Орхан Памук называет «ЕО» в числе литературных источников своей новой книги «Музей невинности», поступившей в продажу во второй половине августа. Вначале ее можно принять за «летнее» чтение: любовный треугольник на фоне Стамбула семидесятых, Кемаль, помолвленный с Сибель, влюбляется в свою дальнюю бедную родственницу Фюсун. Но постепенно роман начинает пробуксовывать, время перестает течь равномерно, а сбивается в серый ком, ложится пылью по углам. Это происходит примерно в тот момент, когда в сюжет впервые входит человек по имени Орхан Памук, очень дальний родственник рассказчика. Появляется — и сразу исчезает. Надолго. Герой же медленно превращается из уверенного в себе фабриканта в какого-то невротика, расстается с невестой, начинает ходить в гости к уже замужней Фюсун, а кроме того, собирает все, что с ней связано. И хочет открыть музей, посвященный его любви.

Полное овеществление Пруста, глубокая и страшная книга, настолько глубокая и настолько страшная, насколько читатель успел погрузиться в собственную жизнь и осознать, что память — это всего лишь коллекция, а коллекция — это, как говорит Кемаль, «свидетельство душевных ран». Памук удивительно умеет сфокусировать читательский взгляд, превращая читателя то в участника событий, то в стороннего наблюдателя. Читатель тонет в потоке чужой любви или, наоборот, бесконечно разглядывает отдельные мелкие предметы, серьги, фарфор, окурки. Сами по себе они ничто, но как часть коллекции становятся свидетельством любви, ее хранилищем.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

Все новости ›