Бродский уехал на Запад, имея мировую известность, а на мою долю достались кривотолки.

Оцените материал

Просмотров: 7261

Врачует, соблазняет, унижает

Станислав Львовский · 20/01/2012
Русские, украинские и эстонские стихи; Бродский в «Костре»; разное видео; колокольчик цимцум и где водится современная поэзия

Имена:  Дмитрий Бобышев · Дмитрий Воденников · Иосиф Бродский · Хамдам Закиров

©  www.bellini-gallery.co.za

Аннет Бернар. Красные яблоки 1

Аннет Бернар. Красные яблоки 1

• «Новый журнал» (№256, 2011) публикует среди прочего стихи Григория Стариковского и интервью Дмитрия Бобышева прозаику Ирине Чайковской. Последняя, в частности, спрашивает: «Так сложилась ваша судьба, что без вашего имени не может обойтись ни одна биография Иосифа Бродского. Вы сыграли роль его соперника в любви к женщине. Но соперничали с ним и в поэзии. По мемуарам видно, что вы считаете свое поэтическое соревнование с Бродским незаконченным. Так?» На что Бобышев отвечает: «Это не судьба, а люди, которые обожают навешивать пикантные детали на биографии знаменитостей, — то же, что делают папарацци. Хочу также заметить, что я не играл роль соперника, а был им. Но полагал, что эта коллизия касается только трех ее участников и никого больше. Однако мой конкурент привлек внимание всего света к своим обстоятельствам. Именно тогда на него начались гонения, публика, естественно, сочувствовала ему, и я в их глазах оказался в стане врагов. Как объяснил ситуацию Довлатов, “с КГБ не поспоришь, а с Бобышевым перестать здороваться гораздо легче”. В результате Бродский уехал на Запад, имея мировую известность, а на мою долю достались кривотолки. Что касается нашего литературного соревнования, то по внешним признакам оно закончилось, когда он стал нобелевским лауреатом, гордостью третьей волны эмиграции и символом успеха. Разве с таким поспоришь? Но и замолчать он меня заставить не смог. Стараниями Натальи Горбаневской, известной поэтессы и правозащитницы, у меня вышла в Париже первая книга стихов “Зияния”. Нашлось и мне самому место в Америке. Меня поддерживала старая эмиграция, печатали все русские зарубежные издания. И все же лучшие стихи Бродского оставались высоким образцом. Я искренне загрустил, когда так безвременно закончилась его жизнь. В “Новом журнале” за 1996 год был опубликован некролог “Вослед уходящему” за моей подписью».

• «Дружба народов» (№1, 2012) публикует подборки Владимира Салимона, Игоря Белова и стихи Остапа Сливинского в переводе Натальи Бельченко: «И в назначенный день // Все мы выйдем отсюда, словно из кинотеатра, / В горячий пустой двор, где нет ни души, / Только солнце и подстриженные коротко ветви деревьев./ Наберем в легкие / Горячего пустого воздуха. // А Он будет догорать там, на померкшей сцене, / Как факел на площади, откуда разбежались демонстранты, / Под дождем, на ветру придуманных Им морей. // Будет стоять и указывать никому на двери, / Которые навсегда открылись». Об украинской литературе вообще в этом же номере беседуют Сергей Жадан, Сергей Гловюк, Виталий Крикуненко, Андрей Пустогаров, Игорь Сид и другие. Переводы из белорусских поэтов Сергея Прилуцкого и Андрея Хадановича представляет в номере тот же Игорь Белов. В «Новой Юности» (№6 (105), 2011) стихи Олега Дозморова и поэмы в прозе ливанца Джебрана Халиля Джебрана в переводе Владимира Волосатова. В «Журнальном зале», на странице оглавления первого номера журнала «Знамя» за этот год, появилась строчка, которой там, кажется, не было в момент написания предыдущего обзора (то ли я ее прошляпил); речь о ссылке на подборку Сергея Круглова «колокольчик цимцум»: «летит олень рогов его корона / царапнула луны провисшее лицо / копыто сломано погоня неуклонна / его берут в кольцо // сожрут и станешь ими. дышит тяжко / и круп в крови / лети стелись спасайся глупый бяшка // кто говорит что на любви не страшно / тот ничего не знает о любви».

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

Все новости ›