В стихотворении Кенжеева как бы два плана: герметичный, поэтический, завещанный и условленный классической традицией. Это своего рода “рай” его поэтического мира.

Оцените материал

Просмотров: 7820

Газопроводу ничто не угрожает

30/10/2009
«Комментарии» о Парщикове, ярмарка в Красноярске, положение дел в Нижнем Новгороде и снова о Герте Мюллер

Имена:  Александр Уланов · Алексей Парщиков · Алексей Прокопьев · Алексей Цветков · Анастасия Афанасьева · Андрей Тавров · Аркадий Драгомощенко · Бахыт Кенжеев · Вадим Месяц · Виталий Пуханов · Владимир Алейников · Владимир Гандельсман · Вольф Иро · Всеволод Некрасов · Герта Мюллер · Джон Хай · Дмитрий Кузьмин · Евгения Вежлян · Елена Фанайлова · Елена Шварц · Иван Жданов · Йенс Зигерт · Ларисса Андерсен · Леонид Костюков · Марина Чешева · Мария Галина · Михаил Гронас · Надя Делаланд · Ната Сучкова · Наталия Боева · Николай Байтов · Николай Кононов · Ольга Родионова · Саша Тамм · Света Сдвиг · Сергей Голлербах · Сергей Круглов · Слава Лён · Станислав Минаков · Татьяна Баскакова · Ярослав Шимов

Казимир Малевич. Пейзаж с белым домом. 1930

Казимир Малевич. Пейзаж с белым домом. 1930

• В очередном номере «Нового журнала» (№ 256, 2009) опубликованы стихи Владимира Гандельсмана. В разделе «История. Культура. Воспоминания» читателю среди прочего предлагается текст Сергея Голлербаха «Давид Бурлюк и футуризм. Записи Маруси Бурлюк о нашей жизни в САСШ». Записи и впрямь приводятся; жаль, что немного: «Слушали лекцию двух докторов “О сексе”. Говорят быстро, я понимаю наполовину. Дамы сзади нас хохочут от всей души»; «В нашей квартире после дневного света темно и небогато»; «В квартире нашей всегда беспорядок, она узкая, трубой». Большой блок материалов посвящен русской эмиграции в Китае. Имеет место, в частности, подборка стихов Лариссы Андерсен, представляющая, впрочем, интерес скорее исторический, и очерк Анны Забияко о малоизвестном харбинском поэте Николае Щеголеве: «Ласточки вьются / Крылами звеня, / А люди смеются / И дразнят меня». В журнале «День и ночь» (№3, 2009) можно почитать стихи Нади Делаланд: «Бог — категория состояния (при глаголе / бытия), исполненная любовью / и свободой. А кто говорит о Боге, / как об имени, знает, конечно, больше, / но вот чувствует хуже. Сижу на кухне, / чувствую себя плохо».

• В «Детях Ра» (№ 10 (60), 2009), посвященных в значительной степени вологодским (хотя бы и только по рождению) поэтам, — стихи Наты Сучковой, Марины Чешевой и Наталии Боевой. Кроме того, опубликована (за рамками «вологодского» блока) небольшая подборка Владимира Алейникова. Вниманию читателя предлагается также интервью со Славой Лёном: «...Недавно в письменной дискуссии с академиком Захаровым (он в США) я вдруг обнаружил, что современный литературный процесс уже хорошо структурирован, и я хочу теперь построить типологизацию школ стиха. Пока скажу только, что две большие группы “поэтов-авангардистов” (журналы типа НЛО, “Дети Ра”, “Зинзивер”, “Футурум арт”, питерские АКТ, СЛОВОЛОВ и т.п.) и традиционных “поэтов-совков” (“совецкие толстые журналы”) — самоопределились. Понятно, что друг о друге они рассуждают в “черно-белой”, хрисипповой логике. Понятно, что — как и в Бронзовом веке — будущее за “авангардом”. Большая третья группа в Интернете поэтов-графоманов меня не пугает: это — “самиздат”. Значит, читатели стихов уже подрастают». В критической части Татьяна Виноградова рецензирует книгу Дмитрия Тонконогова «Темная азбука». В «Литобозе» некто Мальцев в свойственном ему телеграфном стиле хвалит проинтервьюированного ранее Лёна: «Слава Лён оказал огромное влияние на современную русскую поэзию. Со временем это станет очевидно».

• В новом «Знамени» (№11, 2009) опубликованы стихи Ольги Родионовой и Николая Байтова. В критической части Евгения Вежлян рецензирует изданную во Владивостоке книгу Бахыта Кенжеева «Крепостной остывающих мест»: «За легкостью и прямизной диалога (с классической традицией. — OS), которая может показаться даже наивной (“притих кастальский ключ, и караван волхва уснул под лермонтовской пальмой” — опознаваемость, хрестоматийность и ключа, и пальмы настораживает, должна настораживать искушенного читателя), скрывается особого рода недоверие. Недоверие, перемешанное с ностальгией. В стихотворении Кенжеева как бы два плана: герметичный, поэтический, завещанный и условленный классической традицией. Это своего рода “рай” его поэтического мира. Только в эпоху “школьных тетрадок” возможно было отождествлять с реальностью литературный универсум. Опыт подсказывает противоположное: обобщенные “тучки” превращаются в “истощенные тучи”, условный пейзаж разламывается в предельно конкретном, прозаически уточняемом — “видны, но только с высоты”. Поэтому возникает второй план: его можно назвать “прозаизирующим”, “снижающим”, “вещным”».

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

Все новости ›