Оцените материал

Просмотров: 12084

«Не музейная ценность, но живой организм»

Глеб Морев, Дмитрий Кузьмин, Борис Дубин, Виктор Лапицкий, Анатолий Барзах · 30/04/2009
Заявление членов Комитета Премии Андрея Белого

©  wikimedia.org

Казимир Малевич. Чёрный квадрат. 1915. Собрание ГТГ

Казимир Малевич. Чёрный квадрат. 1915. Собрание ГТГ

Функционирование любой премии в искусстве чревато конфликтными ситуациями — в том числе и внутри сообщества экспертов, ведающих присуждением премии. Однако лишь в некоторых крайних случаях масштаб и характер противостояния ставит на повестку дня само существование премии. Именно такое положение вещей сложилось в настоящий момент в Комитете Премии Андрея Белого.

На протяжении последних нескольких сезонов работа Комитета проходила в условиях нарастающего конфликта, связанного не с персоналиями награждаемых, а с вопросами тактики и стратегии развития премии. Меньшинство в Комитете, представленное двумя его членами, не просто разошлось с остальными во взглядах на то, какой должна быть Премия Андрея Белого сегодня и завтра, что, в конце концов, было бы вполне естественно. В расхождении этом постепенно проявились три обстоятельства, делающие его неустранимым и фундаментальным. Во-первых, представители меньшинства не основывали свою позицию на знании и понимании действительно идущих в современной русской литературе процессов, опираясь, напротив, на некоторые априорные представления о том, что и как в ней должно происходить. Во-вторых, представители меньшинства чем дальше, тем больше апеллировали к социокультурному эффекту премиальной политики, с неизбежностью вступающему в противоречие с собственно художественным началом. В-третьих, и едва ли не в-главных, в действиях представителей меньшинства напрочь отсутствовала готовность учитывать иное мнение, искать компромиссы и принимать как данность решения большинства, с которыми они не согласны. Точкой невозврата в развитии противостояния внутри Комитета стало заявление двух его членов о том, что они намерены в одностороннем порядке, вопреки явно выраженному единодушному несогласию остальных и действующему Положению о премии, провести кардинальные перемены в работе премии: внести изменения в ее регламент, систему номинаций и, наконец, произвольно изменить сам состав Комитета.

Драматизм ситуации заключается в том, что эти два члена Комитета, позиция которых к настоящему моменту привела Комитет к состоянию совершенной неработоспособности, — не кто иные, как Борис Иванов и Борис Останин, основавшие ее в 1978 году, тогда как сторону большинства представляют пять литераторов, вошедшие в состав Комитета после 1998 года, когда премия была фактически возрождена и реформирована к своему нынешнему состоянию.

Сложившееся положение ставит нас перед тяжелым выбором: или признать, что в моральном и историческом аспекте лично Борис Иванов и Борис Останин неотделимы от судьбы премии и вправе определять ее перспективы любым способом, включая гибель и перерождение; или ради сохранения проекта найти способ сократить до минимума влияние на него отцов-основателей, чьи бесспорные заслуги перед русской литературой не искупают их глубокой оторванности от ее сегодняшнего состояния. Мы не можем снять с себя ответственность за Премию Андрея Белого в ситуации, когда, по сути дела, она остается единственным премиальным проектом, сохраняющим независимость и от рыночных тенденций, и от политико-идеологических институций, и от инерционных процессов в писательской корпорации, консервирующих эстетические и мировоззренческие установки советской эпохи. Высокий авторитет премии, находящийся в ее распоряжении символический капитал, создан не только ее исключительной миссией в эпоху самиздата, когда именно усилиями отцов-основателей Премия Андрея Белого ознаменовала собой складывание единого пространства неподцензурной словесности, но и методичной работой последнего десятилетия, причислившей к кругу лауреатов фигуры признанных классиков, ярких дебютантов, противоречивых нарушителей общественного спокойствия — словом, авторов самого разного склада и направления, объединенных приоритетом художественной и интеллектуальной новизны. Премия Андрея Белого не является музейной ценностью, для которой определяющее значение имеет ее история, — это живой культурный организм, который — мы убеждены в этом — должен жить.

В этих условиях, руководствуясь духом и буквой Положения о Премии Андрея Белого, мы пришли к следующему решению. Начиная с текущего, 2009 года полномочия Бориса Иванова и Бориса Останина будут ограничены номинацией «За заслуги перед литературой», в которой и прежде лауреат определялся исключительно ими. Мы надеемся на то, что эта традиция будет продолжена и останется наиболее непосредственным выражением преемственности нынешней Премии Андрея Белого по отношению к ее первозданной форме существования. Решения в трех других номинациях («Поэзия», «Проза», «Гуманитарные исследования»), связанные прежде всего с обостренным вниманием к сегодняшнему состоянию литературы, будут приниматься обновленным составом Комитета.

Мы рады вновь приветствовать в составе Комитета его многолетнего участника и первого лауреата Премии Андрея Белого (1978) Аркадия Драгомощенко и лауреата премии 2001 года Андрея Левкина. Уверены, что их приход послужит сохранению духа преемственности в премии. Вместо уходящего из Комитета по личным мотивам нашего коллеги Анатолия Барзаха, а также в знак того, что Премия Андрея Белого и дальше будет стремиться оперативно отмечать все новое и важное, появляющееся в русской литературе, в Комитет приглашен поэт и критик Данила Давыдов. Мы признательны коллегам за поддержку и за согласие принять участие в нашей дальнейшей работе.

Комитет Премии Андрея Белого бесконечно благодарен Борису Иванову и Борису Останину за десятилетия самоотверженного служения русской литературе. Это служение уже стало историей.


Борис Дубин, Дмитрий Кузьмин, Виктор Лапицкий, Глеб Морев


P. S. Я полностью поддерживаю «констатирующую часть» заявления Комитета Премии Андрея Белого. Я считаю действия Б. Иванова и Б. Останина оскорбительными для всех членов Комитета и абсолютно несовместимыми с духом премии. Решение Комитета о преобразовании премии является, на мой взгляд, адекватным сложившейся ситуации. Однако по личным мотивам я к этому решению присоединиться не могу и, соответственно, не считаю возможным мое дальнейшее участие в работе Комитета. Я уверен, что в обновленном виде премия еще эффективнее сможет выполнять свои задачи.

Анатолий Барзах

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:5

  • agavr· 2009-04-30 17:17:11
    а?
    коли уж начали выносить сор из совещательной комнаты, так нельзя ли выносить его поразборчивее?
  • dkuzmin· 2009-04-30 17:40:51
    поразборчивее нет никакой надобности
    сухой остаток состоит в том, что два из семи участников Комитета пытались навязать свою позицию остальным, а обнаружив, что это невозможно, в одностороннем порядке заявили о намерении реорганизовать Премию таким образом, чтобы все ответственные решения были исключительно их прерогативой
    так не играют
  • prozzz· 2009-04-30 18:55:45
    и хорошо
Читать все комментарии ›
Все новости ›