Наше внимание к человеку в самых лучших наших проявлениях растворяется в его первичных нуждах.

Оцените материал

Просмотров: 17267

Витольд Гомбрович. Дневник

Варвара Бабицкая · 27/03/2012
Это литература в изоляции, литература наедине с собой – однако она так актуальна, что хочется цитировать подряд

Имена:  Витольд Гомбрович

©  Виктория Семыкина

Витольд Гомбрович. Дневник
До выхода «Дневника» Витольда Гомбровича я никогда не слышала о таком писателе. Как я знаю теперь, это большой и стыдный пробел, но меня немного утешает, что, насколько я понимаю, это не только мой пробел. За исключением статьи Бориса Дубина, написанной к столетию Гомбровича (в которой автор высказывает мнение, что «"русского Гомбровича" — ни как катастрофического толчка к самоосмыслению, ни как фокуса острой полемики, ни как разворачивающегося события собственной жизни… до сих пор нет»), русский интернет действительно предлагает одни краткие биографические справки. Родился 4 августа 1904 года в польской деревне Малошице, умер 24 июля 1969-го во Франции, недалеко от Ниццы. Польский прозаик, драматург, один из главных представителей литературы авангарда ХХ века. Дебютировал сборником рассказов «Дневник времен возмужания» (1933), за которым последовали повесть «Фердидурка» (1938) и пьеса «Ивонна, принцесса Бургундская» (1934—1935). Автор романов и повестей «Транс-Атлантик» (1953), «Порнография» (1960), «Космос» (1965), драмы «Венчание» (1953), философского «Дневника» (1953—1956) (так гласит справка, хотя последняя запись датируется 1969 годом). В 1939 году уехал из Польши в Аргентину — началась война, и туристическая поездка затянулась на всю жизнь.

В России проза и пьесы Гомбровича издавались не раз, но не произвели эффекта, который соответствовал бы тому крупному явлению европейской литературы, каким он являлся. Зато теперь Гомбрович приходит к нам сразу классиком, и велика надежда, что его второе явление будет гораздо более успешным. Принятый порядок знакомства с произведениями классика — начинать с романов, чтобы потом перейти к его письмам и дневникам, а затем к воспоминаниям современников — совпадает обычно и с ходом читательского развития; в юности мы читаем романы, а старшие признаются нам, что потеряли всякий интерес к вымыслу и, кроме случаев профессиональной необходимости, читают преимущественно нон-фикшн, и тогда нам это кажется признаком усталости воображения, но с годами мы ловим себя на том же. Сейчас уже кажется, что таков и порядок взросления литературы, которая прочно и надолго вступила в период дневниковой прозы. «Дневник» Гомбровича вызывает живой интерес к его художественному творчеству (в данном случае — и в целом — это противопоставление искусственно, но надо же как-то назвать), причем именно в таком порядке.

Помимо сегодняшней важности этого жанра вообще, о которой мы не устаем говорить (см., например, десяток лучших дневников, без привязки ко времени создания и издания, выбранный Марией Степановой для Slon.ru, или публикуемые у нас «Современные записки» Дмитрия Волчека), «Дневник» Гомбровича удивительным образом чрезвычайно актуально читается сам по себе здесь и сейчас, более полувека спустя, в российской действительности. Компетентные авторы вступительной статьи и послесловия к «Дневнику» представят его читателю с исторической и литературной точки зрения, я же хочу сказать несколько слов о том, почему эта книга кажется лично мне насущно необходимой.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:6

  • tridi· 2012-03-27 22:31:29
    Как приятно читать просветительские заметки увлеченного человека)
  • vantz· 2012-03-28 00:50:49
    Вау!!!! Наконец-то их перевели! Ура!
  • Maria Goncharenko· 2012-03-28 01:30:04
    Да, уровень цитатности выше среднего. Очень понравились рассуждения об истине. Согласиться с ними, конечно, невозможно, но цитировать уже буду "истина тонет в говорильне".
  • Aidamirov Shamil· 2012-03-28 11:04:51
    Ну как после Такого не купить книжку? Браво.
  • varvara· 2012-03-28 13:10:29
    to Maria Goncharenko: Цитировать пришлось с изъятиями, к сожалению - могло показаться, наверное, что Гомбрович говорит об относительности истины и подвергает ее сомнению как настоящую цель спора, но это не так - он говорит об отношении к словам, о мотивации спорящих. Т.е. как бы мы ни хотели в действительности найти истину, спорим мы часто потому, что процесс доставляет нам удовольствие, и если этот факт не признавать - спор часто становится непродуктивным, то есть как раз-таки истины не достигает, потому что превращается из диалога в наслаждение звуком собственного голоса. Он это, конечно, объясняет лучше
  • Maria Goncharenko· 2012-03-28 15:50:23
    to Varvara: Трудно аргументировать позицию, основанную на таком частичном знании предмета обсуждения, с моей стороны. Конечно, контекст, который в книге описан более подробнее, объясняет о какой истине идет речь, и возможно, она имеет какое-то отношение к литературе или политике, где аспект ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТИ истины имеет смысл. А именно с этим трудно согласиться, если рассуждать об истине, как о чем-то достойном всеобщего признания. Не докатились же мы до того, чтобы её рекламировать.. Попытаюсь достать книгу. Спасибо за ответ на мой комментарий.
Все новости ›