Даже Михаил Елизаров и Елена Колядина предстают в неожиданно выгодном свете: как авторы, избавившиеся от тягостного влияния Сорокина.

Оцените материал

Просмотров: 8894

Проза в периодике: февраль

Денис Ларионов · 19/03/2012
Новости, авторы и недоразумения только что опубликованной прозы в обзоре ДЕНИСА ЛАРИОНОВА

Имена:  Асар Эппель · Владимир Сорокин · Даниил Смолев · Дмитрий Данилов · Елена Погорелая · Игорь Вишневецкий · Николай Кононов · Олег Петров · Ян Левченко

©  Николай Рютин / Интерпресс

Проза в периодике: февраль
 

Кратко

Одна из центральных новостей прошлого месяца — вручение патронируемой Фондом Михаила Прохорова премии «НОС», состоявшееся 3 февраля в Политехническом музее. В момент финального, решающего голосования жюри отдало предпочтение повести Игоря Вишневецкого «Ленинград» — вопреки тому, что предыдущие голосования признали лидером автобиографический текст Ирины Ясиной «История болезни». В радиопередаче «Поверх барьеров», посвященной повести Вишневецкого, один из членов жюри, Кирилл Кобрин так характеризует данный текст: «…это удивительная историософская вещь о том, как — метафорически выражаясь — отгоревшие угольки большого дореволюционного культурного карнавала, оказавшись в страшной ледяной печи блокады, выходят оттуда советскими алмазами». Другой важнейший премиальный сюжет февраля — вручение Николаю Кононову премии имени Юрия Казакова (за рассказ «Аметисты»). В «Аметистах» Кононов возвращается к проблематике сборника «Магический бестиарий», особенно его первому «Разделу случайных имен», где рассказчик предстает своего рода свидетелем чужой судьбы, стремительно движущейся в сторону траги(коми)ческой развязки. Также в конце месяца был оглашен победитель другой толстожурнальной премии, имени И.П. Белкина: им стал прозаик из Берлина Александр Козлачков за повесть «Запах искусственной свежести».

Знаменательным событием стал выход книги профессора Высшей школы экономики Яна Левченко «Другая наука. Русские формалисты в поисках биографии», рассматривающей взаимосвязь биографий формалистов и их методологического аппарата, причем не только в 1910—1920-е, пору их расцвета, но и в 1930-е, когда их деятельность была практически свернута.

Трагическая новость февраля — смерть прозаика и переводчика Асара Исаевича Эппеля, автора книг «Шампиньон моей жизни», «Травяная улица», «Латунная луна» и многих других. В некрологе, опубликованном на сайте «Коммерсанта», прозаик Александр Иличевский особенно подчеркивает преемственность литературы Эппеля по отношению к прозе двадцатых годов: «Словесная и экзистенциальная плоть прозы Эппеля наследует Бабелю. Советская литература, убившая великую русскую литературу и еле-еле отпевшая Бабеля и Платонова, получила мощный апперкот от Эппеля. Глубинные отношения с языком у Эппеля, я уверен, от этих двух писателей (это кроме того, что некоторые куски "Конармии" запросто могли быть написаны Платоновым). Катастрофически недооцененный, Эппель наверстает со временем славы, ибо язык сохранит и выпестует, все случится». На кончину Эппеля откликнулся и журнал «Сеанс» в лице Алексея Гусева: «Написанное Эппелем-переводчиком, сделавшимся Эппелем-писателем, непереводимо ни на один язык не потому только, что словечки здесь особые, на бумаге никогда до Эппеля не лежавшие, что поставлены они тоже по-особому, а сквозь текст мокрицами проскальзывают тени песен и поговорок, которые наши бабушки забыли еще раньше, чем умерли. Здесь само устройство русского языка, с его невзнуздываемым синтаксисом и шипяще-дребезжащими суффиксами, поставлено на службу памяти; в эти тексты вписан генокод поколения, ставший ритмом и эхом. Из всех писателей мировой литературы, пожалуй, лишь Бруно Шульц умел так пригреть солнцем секунду жизни, мелькнувшую среди придорожных лопухов, чтобы та растянулась на десять страниц, чтобы зыбкость полдневного марева, пропущенная через фонетику, стала дрожью судьбы, неверной и неотменимой. Из всех режиссеров мирового кино, пожалуй, лишь Алексей Герман умеет так переводить родовую память на язык эстетических приемов, превращая наплывы памяти в осыпь штукатурки и глухую черноту проталин».


Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:2

  • pertaesus· 2012-03-19 19:57:03
    Что сказать - ретроспективизм "Воплей" принимает уже трагикомический отпечаток.
  • Андрей Черкасов· 2012-03-19 21:51:20
    Я всё понимаю, но "виртуознейшую" и "глубочайшие" в одном абзаце - это, кажется, немного слишком)
Все новости ›