Корчагин относится к тому типу авторов, которые предпочитают информированность труженика неведению стихийного гения.

Оцените материал

Просмотров: 6866

Кирилл Корчагин. Пропозиции

Денис Ларионов · 15/11/2011
Субъекты, возникающие в текстах Корчагина, травмированы не фактом войны, но фактом ее отсутствия. Они вновь и вновь возвращаются на место боевых действий

Имена:  Кирилл Корчагин

©  Виктория Семыкина

Кирилл Корчагин. Пропозиции
Прежде чем начать разговор о «Пропозициях», необходимо отметить, что применительно к Кириллу Корчагину речь идет о последовательной работе, связанной с обнаружением оснований, на которых строится идентичность автора здесь и сейчас. Речь не только о сочинении оригинальных текстов. Деятельность Корчагина включает в себя также редакторскую (альманах «Акцент»), научную (участие в «Национальном корпусе русского языка») и аналитическую работу.

Касаясь последнего, уточню, что Корчагин известен как критик, много пишущий о поэзии, причем полярность поэтик разбираемых им авторов прямо-таки бросается в глаза: Вениамин Блаженный и Сергей Чудаков, Олег Юрьев и Николай Кононов, Мария Степанова и Валерий Нугатов etс. В свете этого необходимо отметить, что особый интерес для Корчагина-критика представляют авторы, осознавшие неизбежность смены поэтики или вовсе ухода из литературы в смежные сферы, а то и попросту в никуда. Ярким примером первого типа авторов являются Валерий Нугатов и Сергей Завьялов, второй тип представляет Олег Пащенко, а третий — Сергей Чудаков. При этом, как и всякого серьезного исследователя, Корчагина интересует не только сам жест, но и то, что ему предшествовало — как в собственно поэтической практике, так и в окружении поэта.

Кирилл Корчагин относится к тому типу авторов, которые предпочитают информированность труженика, день за днем работающего над своим проектом, неведению стихийного гения. Об этом, в частности, сам он говорит в небольшом автокомментарии к публикации своих текстов в петербургском альманахе «Транслит». Формально являясь ответом поэту и художнику Сергею Огурцову, короткий манифест обозначает ряд принципов собственной поэтики Корчагина. Так, в первую очередь он предупреждает, что «поэтические тексты всегда представлялись мне пространством, которое должно быть свободным от ярко выраженной “позиции автора”». При этом своей задачей он видит «реконструкцию коллективного мифа» и попытку «сыграть партию» в рамках его системы координат. Кроме того, касаясь «механики текстов», Корчагин выделяет комбинаторный характер некоторых из них (в частности, вошедшего в данную книгу текста «цветные развешаны полотна»), а также присутствующий в них диалог с рядом удаленных по времени обширных культурных явлений. Ближайшим из последних является поэзия модернизма, знание и почтение к которой парадоксальным образом сочетаются в текстах Корчагина с определенным сарказмом. Так, например, с известными своей пронзительностью строками Мандельштама происходит нечто такое, после чего они вынуждены стать частью достаточно жесткой компрессии, вмещающей в себя самые разные, подчас враждебные компоненты, что не мешает ей быть фантастически плотной:

        пусть восходит и падает медоточивый день
        осколки его на языке в тишине разрываясь
        капсулы воздуха над провожающими эти
        составы за окном за озером замороженным
        где все мы сойдемся снова конечно и треск
        распростёртый над развёрнутой вдаль.


При этом, разумеется, читателю сразу же дается понять, что перед ним не очередной извод цитатного письма, стремящегося с помощью иронии примирить противоположные регистры. Нет, скорее речь идет о некоем четко очерченном пространстве текстов, в котором разворачиваются те или иные способы говорения. Ирония при этом может считываться в самом принципе подбора тех или иных текстуальных фрагментов.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

Все новости ›