Они поняли: koshmar mozhet byt.

Оцените материал

Просмотров: 13930

Дэвид Хоффман: «Они потеряли шанс сделать хоть что-нибудь для людей»

Семен Кваша · 17/10/2011
Бывший шеф Московского бюро Washington Post и автор книги «Мертвая рука» рассказывает СЕМЕНУ КВАШЕ о цене бомбы и о том, как удалось избежать расползания ядерного оружия

Имена:  Дэвид Хоффман · Леонид Брежнев · Муаммар Каддафи · Ричард Лугар · Рональд Рейган · Сэм Нан

©  Евгений Гурко / OpenSpace.ru

Дэвид Хоффман

Дэвид Хоффман

Дэвид Хоффман, журналист и писатель, бывший шеф Московского бюро «Вашингтон пост», представил недавно в Москве свою книгу «Мертвая рука». Это страшноватый рассказ о конце холодной войны, о системе «Периметр» (она же «Мертвая рука»), которая нанесла бы ответный удар, даже если бы американцы уничтожили все руководство СССР; о боевых вирусах; о людях, которые занимались их разработкой, и о том, как спасли ядерное оружие от разграбления, когда СССР рухнул. Мы поговорили с Хоффманом (на смеси английского и русского, он очень любит вставлять фразы и словечки на русском) о прелестях гарантированного взаимного уничтожения.


— В вашей книге есть пугающее ощущение реальности скорого конца, вот это чувство, что ядерная война и всеобщий апокалипсис могут начаться в любой момент. А для вас все это было реально? Вы верили в скорый конец?

— Для меня это было абсолютно реально. Я был корреспондентом в Белом доме и немного понимал, как все это устроено. Я тогда не думал, что кто-нибудь примет осознанное решение начать войну. Но бывают ошибки, несчастные случаи. Даже ваш мотоцикл, на котором вы приехали, он что, совершенен? Он ездит двадцать — двадцать пять лет без ремонта? Ракета как минимум так же сложна, как мотоцикл, она сидит в шахте двадцать — двадцать пять лет. Возможно ли, что она никогда не сломается? Возможно ли, что не будет допущена ошибка?

Особенно страшно, когда речь идет о ракетах, стоящих на боевом дежурстве. Даже сегодня американские ракеты готовы к запуску через четыре минуты после приказа президента. Я часто спрашиваю: зачем? Во время холодной войны нам, вероятно, нужно было иметь такие ракеты, чтобы ответить на неожиданную атаку. Но сегодня-то это нам зачем? Русские больше не враги нам. Зачем?

Я вот, кстати, совсем этого не понимаю. На кого эти ракеты нацелены? Китай? Россия? Пакистан? Ливия? Зачем в принципе сейчас большим странам ядерные ракеты? Кто в здравом уме может ими воспользоваться?

©  Издательство CORPUS

Обложка книги Дэвида Хоффмана «Мертвая рука»

Обложка книги Дэвида Хоффмана «Мертвая рука»

— Ну вы сами ответили на свой вопрос Главное, что люди не понимают, сколько сейчас этого оружия. У Китая где-то 240 боеголовок. Пакистан — 150—170. Франция — 200. Британия— 150. В Израиле пара сотен. У Америки? 4000, может быть, больше. У России много больше. Всего в мире после всех сокращений осталось двадцать — двадцать две тысячи боеголовок. 90 процентов в США и России. Сейчас у нас действует новый договор. По нему у каждой стороны 1550 боеголовок, проверенных, легальных согласно договору. Но в Америке есть также sklad, и там еще две тысячи, которые не проверяли согласно договору. Это называется стратегический резерв. Резерв для чего? А в России несколько тысяч тактических ракет малой дальности. Никакому договору это не соответствует. В Америке у нас около пятисот таких боеголовок.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

Все новости ›