А считать читателя глупее, чем он есть, никому, известное дело, никогда на пользу не шло.

Оцените материал

Просмотров: 13442

Всеволод Бенигсен. ПЗХФЧЩ!

Мартын Ганин · 11/10/2011
Положа руку на сердце, когда вы в последний раз вслух смеялись над книгой современного русского прозаика, читая ее в транспорте?

Имена:  Всеволод Бенигсен

©  Павел Пахомов

Всеволод Бенигсен. ПЗХФЧЩ!
Мне не слишком нравится, что после неудачного (и правда неудачного) романа «ВИТЧ!» Всеволод Бенигсен превратился у критиков в мальчика для битья — вот и сам Немзер снизошел до разлития желчи на страницах «МН». Есть в нынешней русской прозе, право, и менее талантливые, чем автор «ГенАцида». Кроме того, приятно, что Бенигсен решился (или издательство решилось? — не знаешь даже, кого одобрительно похлопать по плечу) выпустить сборник рассказов, а то всё романы да романы, невозможно.

Так вот, «ПЗХФЧЩ!» — это сборник рассказов числом девять. Во-первых, в смысле некоторой реабилитации писателя Бенигсена должен сказать, что пишет он смешно. Это вроде бы дурацкий комплимент, но, положа руку на сердце: когда вы в последний раз вслух смеялись над книгой современного русского прозаика, читая ее в транспорте? Я вот довольно давно, так давно, что помню, какая именно это была книга: «Великая страна» Леонида Костюкова. Во-вторых, опять же в смысле реабилитации, это местами довольно изобретательно смешно. Собственно, заглавный рассказ книги был опубликован в «Знамени», вот он. Коллизия в том, что Сталин на заседании Президиума ЦК КПСС в какой-то момент произносит (ввиду уже, видимо, сильно пошатнувшегося здоровья) следующую фразу: «Я считаю, что… что… безродных космополитов надо пзхфчщ… причем ээээ… в кратчайшие сроки… Щывзщ даст результаты… грцбм… однако в перспективе… оцайц… будем… зцщкшх…». Поскольку никто из присутствующих не решается тов. Сталина поправить или переспросить, эта реплика в таком виде и отправляется в газеты, после чего глокая куздра начинает свой победный марш по стране. В конце концов на партсобраниях рабочие начинают произносить речи в том смысле, что «Щпзыз, товарищи, становится джцкз, и ргвч никогда не зхфврп, даже если врпнр!». И что с этим делать, никто понять не может, включая, разумеется, товарищей из Президиума.

Еще один рассказ — «В террористы» (там же, в «Знамени») — о том, как не похожий на чеченца чеченец Мовсар «практически случайно» попадает в террористы, но выходит не на той станции, попадает в какой-то смутный райцентр к пьющим русским мужикам — и, разумеется, райцентр этот съедает его, как чушка поросенка. В тексте «Рассказ о славном подвиге зоотехника Сухоручко и бесславном конце герра Прельвитца» Бенигсен описывает историю нацистского врача, который проводит в концлагере эксперименты над заключенными, заключающиеся в удалении центра удовольствия. На беду, ему попадается этот самый зоотехник Сухоручко, который вовсе никакого удовольствия от жизни не испытывает, поэтому что до, что после операции он чувствует себя одинаково, чем чуть не сводит Прельвитца с ума. В рассказе «Коржиков и кот» описывается слушание уголовного дела в российском суде: «Следствие установило, что этому убийству предшествовала ссора Коржикова и Шувалова, которая заключалась в том, что Коржиков насильно и противозаконно удерживал домашнее животное гражданина Шувалова, кота неопределенной породы, требуя за него выкуп в размере пяти тысяч рублей. Шувалов неоднократно пытался убедить Коржикова вернуть кота, однако Коржиков требовал деньги, угрожая в противном случае убить кота» — и так далее. Слушание по ходу дела становится абсурдистской пьесой, в которой представители властей выступают в качестве рационального начала, а обвиняемый, свидетели и все присутствующие — в качестве иррациональной природной стихии. Точно ту же диспозицию мы наблюдаем в трех описанных выше текстах, где роль рациональных агентов выполняют соответственно обескураженный Президиум ЦК, Прельвитц и чеченец Мовсар, а иррационального — русский народ в разных его ипостасях. Эта коллизия так или иначе воспроизводится почти во всех текстах сборника.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:5

  • vapetrovski· 2011-10-11 14:35:32
    Хороший сборник. И "Витч" я не считаю неудачным. Неудачен "Раяд".
  • trepang· 2011-10-11 14:35:48
    но ведь в самом деле, непонятно, зачем напрямую заимствовать прием из "Нормы"?

    "- Да и я тоже, товарищи, допорао, но если б дпора ено! - убежденно заговорил
    Бурцов, оглядываясь на кивающих соседей, - вообще, мы длполео на подобное
    раоркеп. И это замечательно, потому что длыпа кавапа енонарн мтривпиер. Тут двух
    мнений допроер симвимк шороп. Лучше рпора его апро!
    - Верно...
    - Верно, верно.
    - Конечно. Лонар прое и тогда - гоббс".
  • m-ganin· 2011-10-11 14:45:15
    Как раз заимствовать прием никому, строго говоря, не возбраняется. Весь вопрос в том, зачем.
Читать все комментарии ›
Все новости ›