Оцените материал

Просмотров: 7714

«Луковица памяти» Гюнтера Грасса

Николай Александров · 15/08/2008
Описание событий, связанных со службой призванного в армию 17-летнего Гюнтера Грасса в войсках СС — всего лишь эпизод, и странно было бы сводить к нему 500-страничное повествование

Имена:  Гюнтер Грасс

Интерес к роману, задолго до его выхода в русском переводе, подогревался скандалом, разразившимся накануне презентации немецкого издания книги. В «Луковице памяти» Грасс признается, что служил в войсках СС. Подробную хронику скандала дает в послесловии переводчик романа на русский Борис Хлебников.

Впрочем, российский читатель о сопутствовавших публикации фактах если и знал, то благополучно забыл, и на интерес к книге в России все это вряд ли повлияет. В романе описание событий, связанных со службой призванного в армию 17-летнего Гюнтера Грасса в войсках СС — всего лишь эпизод, и странно было бы сводить к нему 500-страничное повествование. Во взглядах же Гюнтера Грасса сомневаться не приходится, в нацизме обвинить его невозможно.

Грасс скорее несколько удивленно смотрит на свое неразумное отрочество, проведенное в Гданьске (Данциге), рассказывает о своем увлечении живописью, кинематографом, о запойном чтении, детских мечтах и несомневающейся гордости военной силой Германии. Он вспоминает свой первый роман, неоконченный и несохранившийся, из истории XIII века, роман об ужасах инквизиции и казнях, в котором все герои погибли уже к концу первой главы, и с некоторым недоумением замечает, что реальные ужасы современности — расстрел дяди при обороне Польской почты в Данциге, исчезновение одноклассника, арест учителя латыни, страшное соседство лагеря Штутхоф — как будто не касались его, не рождали сомнений: «Да, я состоял в организации гитлерюгенд, был юным нацистом. До конца веровал в идеи национал-социализма. Фанатиком, правда, не был, не маршировал в первой шеренге, однако, подчиняясь некоему рефлексу, держал равнение на знамя, о котором говорилось в песне, что оно значит «больше, чем смерть», и шагал в общем строю. Мою веру не омрачали сомнения, меня не может оправдать ничто, хоть сколько-нибудь похожее на саботаж или тайное распространение листовок. Я не вызывал подозрений анекдотами о Геринге. Напротив, я действительно считал, что мое отечество находится в опасности, поскольку его окружают враги».

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

Все новости ›