Дотошным вниманием к каждому слову «Замки детства» могут вызвать совсем уж неожиданную ассоциацию – с «Городом N» Добычина.

Оцените материал

Просмотров: 10424

Катрин Колом. Замки детства

Борис Нелепо · 19/05/2011
Написанный в 1945 году роман швейцарской писательницы, настоящий шедевр модернистской литературы, доступен наконец и русскому читателю. С подробностями – БОРИС НЕЛЕПО

Имена:  Катрин Колом

©  Павел Пахомов

Катрин Колом. Замки детства
Литературное наследие швейцарской (или, точнее, романдской1) писательницы Катрин Колом сравнительно скромно. Она автор четырех романов (дебютный «Орел или решка» (1934) опубликован под псевдонимом, а основной корпус ее творчества составляет трилогия: «Замки детства» (1945), «Духи земли» (1953) и «Время ангелов» (1962). На русский язык до сих пор не переведено множество классических модернистских романов, и потому первое издание на русском языке книги Колом, расположившейся где-то между Марселем Прустом и «Новым романом», восполняет существенный пробел. Наверное, одна из причин позднего появления романа Колом на русском языке заключается в том, что ее книги, почитаемые Жаном Поланом и Филиппом Жакоте, сложно переводить, учитывая и сложный язык, и специфику контекста. Впрочем, Ирина Мельникова, защитившая диссертацию о творчестве писательницы, справилась замечательно.

«Замки детства» начинаются со смерти Женни, «вышивавшей циферку своих нежных лет». На второй странице следует рассказ о матери, ступавшей по цветам, которые упали с гроба уже другой юной покойницы. На каждой новой странице появляются всё новые и новые персонажи, населяющие родной для писательницы кантон Во. Колом ведет рассказ в стремительном стиле; повествовательный поток составлен из обрывков диалогов, мыслей, житейских деталей и описаний. Самые ранние события относятся к 1840-м годам, а самое позднее — русская революция, превратившая «золото в клочки бумаги». Соответственно, основное время действия — это конец одного века и наступление другого, но установить точную хронологию будет непросто. Этот бурный поток повествования мчит от одного героя к другому, преодолевая годы и образуя особые пространственно-временные связи. В этом смысле Колом близка к почитаемой ею Вирджинии Вулф (та умерла за четыре года до публикации «Замков»). Вот так выглядит типичное предложение в этом романе:

«Вечером за ужином Элиза, гостья Марианны, в первый раз увидела Адольфа, приглашенного, хотя и неохотно, хозяйкой, Мадам, шуршащей шелками и носившей большую волосяную брошь, на днях умер отец семейства, икра еще осталась; Адольф вошел, Элиза выпрямила необычно покатую спину и, только увидев его, сразу разглядела. Она потребовала свою часть наследства, брат отдал ей векселя и наличные; урожайный был год, богатый сбор винограда, георгины-далии на шляпах, каждую осень приносил под прессом сто тысяч литров; в это время весь мир в трудах, перекатываются бочки, озеро курится, косые молнии приходят с запада и востока, и брусья в фундаментах домов сотрясаются, и семь дней вращаются, как колеса».

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

Все новости ›