При всей своей жесткости, грязи и безжалостности, проза Милославского не критическая, а отчетливо эскапистская.

Оцените материал

Просмотров: 11828

Юрий Милославский. Возлюбленная тень

Игорь Гулин · 16/05/2011
Приблатненные герои прозы Милославского откровенно и беззастенчиво гнусны – и, кажется, именно к этой гнусности автор испытывает чуть ли не порнографическое влечение

Имена:  Юрий Милославский

©  Тимофей Яржомбек

Юрий Милославский. Возлюбленная тень
Живущий в Нью-Йорке харьковчанин Юрий Милославский не то чтобы забыт, но помнят о нем как-то неуверенно. Появляясь где-нибудь, его имя каждый раз звучит странной гоголевской аберрацией. В последние годы писатель упоминается, главным образом, в связи с опубликованными несколько раз воспоминаниями об Иосифе Бродском и его окружении. Этот разоблачительный текст, несмотря на ряд крайне интересных наблюдений, вызывает легкую оторопь — даже если относиться к его героям без чрезмерного пиетета. И, конечно, он заставляет читателя заинтересоваться творчеством самогó яростного мемуариста.

В 1960-х в Харькове Милославский был довольно заметным молодым поэтом, участником студии Бориса Чичибабина. В 1973 году он эмигрировал в Израиль и прозу начал писать уже там. В Иерусалиме вышли его первая прозаическая и единственная поэтическая книжка, одновременно начались публикации в «Континенте» и «Эхе»; затем — сборник рассказов, уже в Америке; несколько переводных изданий (английское — с предисловием Бродского). В 1993 году появился единственный российский сборник прозы Милославского, «Скажите, девушки, подружке вашей». Правда, десять лет назад в Петербурге еще вышли его книги «Знамение последних времен: Чудотворный мироточивый Образ Божией Матери Иверской-Монреальской и приснопамятный хранитель Его брат Иосиф (Хосе) Муньоз-Кортес» а также «Странноприимцы: Православная ветвь Державного Ордена рыцарей-госпитальеров Св. Иоанна Иерусалимского». Особенно заметным литературным событием они, как можно догадаться, не стали. Так что новый сборник — первая за много лет доступная возможность прочитать прозу Милославского в сколько-нибудь представительном объеме.

В «Возлюбленную тень» вошли все важные тексты писателя, написанные в основном между концом 1970-х и началом 1990-х (вроде бы писатель планирует еще одну книгу с более новыми текстами): полтора десятка рассказов, фантасмагорическая повесть «Лифт» и роман «Укрепленные города».

Занимающий довольно большую часть сборника роман хочется сразу вынести за скобки. Первая книга Милославского, «Укрепленные города» — выпущенная в 1980 году, но впоследствии расширенная и переработанная, — представляет собой очень типичный эмигрантский текст про тяготы отъезда и трудности адаптации, состоящий из общих мест про умеренно всемогущее КГБ, не очень высоконравственных диссидентов и лживогуманистическое государство Израиль. Фокусом плавающего повествования служит трагическая судьба безотказной во многих смыслах девушки Анечки с шекспировской, не то стоппардовской фамилией Розенкранц. «Укрепленные города» построены на одновременном разоблачении антисоветской романтики и героизации погрешностей — в частности, задиристой бездумности в отношении политики, секса, дружбы, насилия. Невзрачность самого текста Милославский пытается компенсировать в основном обилием неприятных подробностей эротического и нравственного характера. Писателя часто сравнивают с его земляком Эдуардом Лимоновым — они примерно в одно время эмигрировали, оба много занимались описанием харьковской приблатненной среды. В смысле освоения эмигрантского опыта «Укрепленные города» Милославского — как лимоновский «Эдичка»; кое-что совпадает буквально, в частности представление об эмиграции как о зоне перевернутой морали, которая рифмуется с моралью блатной. Но роман этот по сравнению с лимоновским смотрится бледнее — и явно менее самостоятелен.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:1

Все новости ›