Русская проза представляется мне водоемом вроде Финского залива – почти безбрежным, но отчаянно неглубоким.

Оцените материал

Просмотров: 8234

«Новый Белкин»

Александра Стуккей · 18/04/2011
Русской прозе пора что-то делать со своей необязательностью. На примере текстов «Нового Белкина» она порождает стойкое ощущение, что завтра ее, этой прозы, может не стать. И ничего от этого не изменится в мире

Имена:  Илья Кочергин · Ирина Поволоцкая · Марина Палей · Эргали Гер

©  Виктория Семыкина

«Новый Белкин»
В области чистой литературы любое деление на жанры условно. Примеров тому несть числа, и вряд ли стоит сейчас о них вспоминать. Однако не будем ханжами и, чуть снизив пафос, признаем, что выделить те или иные ключевые особенности — ну, скажем, того или иного раздела литературы — все-таки можно. Роман — это когда много (слов, событий, характеров), рассказ — когда мало. Повесть, таким образом, оказывается зажата между, и средний читатель наверняка воображает себе рассказ-переросток, не дотянувший до романа.

Но это только часть правды.

В действительности повесть (выделенная в отдельный жанр только в нашем богоспасаемом отечестве) обладает еще одной отличительной особенностью. Самая сумеречность ее существования (где-то посередине) предполагает почти невозможное: в ограниченном объеме текста автор должен суметь рассказать историю (то есть заинтриговать, увлечь, одарить неожиданной концовкой и пригнать одно к другому так, чтобы не осталось ни малейшей щели) и в то же время сделать это ясным, лаконичным, безупречным языком. Именно от повести в первую очередь ожидаешь композиционного совершенства, некоторой метафизической ладности.

Закономерно, что основоположник современного понимания жанра — фигура насквозь выдуманная. Повести Белкина создавались в каком-то отдельном пространстве, искусственно выращивались, разрывая генетическую связь как с рассказом, так и с романом. В результате получился катастрофически сложный жанр, поверять которым следует сильнейших.

Премия Белкина, основанная в 2001 году журналом «Знамя», присуждается «за лучшее литературное произведение на русском языке в жанре повести». В рецензируемый сборник вошли повести семи писателей, каждый из которых на премию номинировался, но так ее и не получил. И поскольку для непосвященного в толстожурнальную жизнь читателя эта информация может показаться тревожной, я начну издалека.

Русская проза представляется мне водоемом вроде Финского залива — почти безбрежным, но отчаянно неглубоким. Никаких особых границ и направлений внутри этой воды нет, есть только вялое перетекание одного в другое и наоборот. И нет никакой разницы, с какой стороны подходить. Можно взять семерых авторов, не получивших премию. Можно трех получивших. Можно пятерых, ни на что никогда вообще не номинировавшихся. Это, как уже говорилось выше, совершенно не важно. Что воля, что неволя — всё одно.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:12

  • Elena Georgievskaya· 2011-04-18 14:39:25
    Автору статьи тоже редактор не помешал бы. Сначала речь идёт об Илье Кочергине, затем - об Илье Кормильцеве: вот они, бездны бессознательного.
  • ninasadur· 2011-04-18 14:54:41
    Не поняла, что такое повесть в изложении рецензента. И почему ей, повести, хорошая композиция, например, нужнее, чем рассказу и роману? И всё в ней должно быть лучше, чем у тех - у рассказов и романов. И "сумеречная" у ней зона, и ни у кого на Западе нет повести, а у нас, дураков, есть...
    Теперь об авторах. Даже будучи очень плохими. ОЧЕНЬ плохими, произведения требуют от рецензента (обзорщика) уж не знаю, как этот жанр назвать, как минимум - уважения. А это не просто цветистые метафоры - вроде мятой летней простыни, жемчужин и проч. а некое своё авторское доказательство - почему плохо? Потому что на простыню похоже? А почему на простыню похоже? Рецензент поэт, стишок нам тиснул? По-моему в рецензии как раз и присутствует "словесный" сор, необязательность, в которой рецензент упрекнул кого-то из авторов. Отрицание какого-либо произведения есть форма обвинения. Всякое бездоказательное обвинение есть хула.
    А почему Эргали Гер хорош? По-моему так один из самых смешных и плохих (уж прости Эргали) Я читала одну его книжку, там красавица, похожая на Кристину Орбакайте, голая в собольей шубе стоит на Патриарших Прудах. Простите, своими словами - оригинал не сохранился. Мне эта книжка не понравилась! Я такую прозу не люблю и не уважаю. Наверное "Кома" хорошая проза. Ещё лучше, чем та, читанная мною книжка! По словам рецензента, тоненький голосок автора где-то в середине переходит в хор. В какой хор? Имени Пятницкого? И почему автор заговорил хором? В него вселилось нечто? Как в фильмах ужасов?
    Грустно всё это. Судя по тону рецензии, автор молод, а так уже страдает, на мой взгляд ИВАНИЗМОМ.
  • ttartt· 2011-04-18 15:07:21
    "Помощник китайца" И.Кочергина впервые опубликован в 2002-м, "Патологии" (дебют Прилепина) в 2004-м. Как Кочергин мог "идти по следам" Прилепина, совершенно непонятна. Вообще, вся заметка настоящий апофеоз претенциозного, манерного невежества.
Читать все комментарии ›
Все новости ›