Споры о том, можно ли считать сетевую словесность настоящей или это какая-то особенная словесность более низкого качества, уже давно утратили свою актуальность.

Оцените материал

Просмотров: 14815

Дмитрий Горчев. Деление на ноль

Татьяна Григорьева · 28/03/2011
Читатель Горчева — человек, готовый разделить взгляд на мир, состоящий из прописных истин, узнать в нем свою жизнь и получить готовую мораль

Имена:  Дмитрий Горчев

©  Тимофей Яржомбек

Дмитрий Горчев. Деление на ноль
Книга Дмитрия Горчева выходит через год после его смерти. В аннотации к ней говорится: «В сборнике “Деление на ноль” — рассказы, сказки, пьесы, эссе и “зарисовки о жизни”, объединенные самим писателем в одну книгу: “Жизнь после смерти”. В настоящем издании наследниками и издателем изменено только название. Все остальное — так, как это задумал автор». Пророческое название заменили на, казалось бы, более нейтральное, но на самом деле подобрали синоним. Ведь в рассказе «Деление на ноль» говорится о такой материи, как Бесконечность. Так что в отличие от первоначального названия в выбранном варианте эсхатологическая тема звучит еще более определенно. Так или иначе, принимать ли во внимание случайное пророчество Горчева или считать его неслучайным, подыгрывать ли стратегии издательства, выпускающего своего рода мемориальную книгу, или просто учесть тот факт, что это последний авторский сборник, — «Деление на ноль» волей-неволей воспринимается как итоговый текст, суммирующий прижизненную популярность автора и прямо ставящий вопрос о жизни после смерти, то есть о писательской судьбе вне зависимости от контекста, в котором до этого писались и читались тексты.

Действительно, есть соблазн рассматривать случай Горчева как идеальный пример сетевого писательства. Именно дневник Горчева в Живом Журнале, а не его книги, был постоянным и доступным источником текстов и основой все возрастающей популярности. Справедливости ради стоит напомнить, что к моменту официального признания Горчева как сетевого писателя (премия «Ротор» за 2004 год) у него уже успели выйти несколько сборников рассказов (первый — в 1999 году тиражом 100 экземпляров в серии издательства «Геликон Плюс» с говорящим названием World Wide Writers). И все же их тиражи (от 100 до 5000 экземпляров) несравнимы с аудиторией ЖЖ. Да и, собственно, на нее-то эти книги и были рассчитаны — Горчева знали те, кто читал его дневник.

Почему стоит придавать значение этому факту? Споры о том, можно ли считать сетевую словесность настоящей или это какая-то особенная словесность более низкого качества, уже давно утратили актуальность, оставшись приметой того времени, когда Горчев начал писать и издаваться. Просто у сетевой литературы есть свои особенности, но они относятся к вопросу бытования текста, к области читательской рецепции, а не к гамбургскому счету. Поэтому разговор о среде обитания текстов Горчева может помочь разобраться в феномене его популярности и в каком-то приближении поговорить о поэтике.

Дневниковая запись, претендующая на художественность, с одной стороны, находится в традиции исповедальной прозы, с другой — демонстрирует рефлексию этого жанра. Без вполне традиционной игры с лирическим героем и понятием «я» подобного рода литература просто не могла бы существовать, но теперь у этой игры есть интересное продолжение в виде непосредственного читательского отклика. И в этом заключается заманчивость жанра как для писателя, так и для читателя. Первый может легко менять роли, снимая маску безличного автора и отвечая на комментарии, второй — получает «доступ к телу». Популярность многих сетевых дневников построена как раз на такой интерактивной схеме. Тексты Горчева, опубликованные в его дневнике, вполне в эту систему вписываются. Сокращение дистанции — принцип и сетевого общения в целом, и отношения к конкретному писателю в частности. Поэтому не так важны тиражи горчевских сборников. Поэтому таким удачным попаданием в жанровом отношении стали его притчи, басни, сказки, случаи; наконец, анекдоты, рассказанные как бы от первого лица или от непосредственного наблюдателя или мыслителя, который делится своими жизненными и бытовыми размышлениями. Не будем спорить о том, сформировался ли авторский стиль под влиянием ЖЖ или ЖЖ развивался под воздействием довольно большого количества писателей, проводивших в нем время. Более важен сам факт: это сокращение дистанции (или близость) проявляет себя не только в возможности непосредственного отклика — комментария, но и в собственно художественном своеобразии текста.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:4

  • Вадим Левенталь· 2011-03-29 09:40:27
    господи боже ж ты мой. вот любую фигню опубликуют, лишь бы была пара знакомых слов. "рефлексия жанра", "текст--контекст" - все, достаточно.
  • Stanislav Lvovsky· 2011-03-29 10:00:34
    Это вторая рецензия у нас, которую Вы дочитали до конца? Или с этой не справились? :-)
  • Вадим Левенталь· 2011-03-29 13:53:44
    ага, вторая, да. зря Бабицкую не удержали. она хоть и глупости писала, но осмысленные глупости, а тут...
Читать все комментарии ›
Все новости ›