Его переводчиков убивали, Иран и Великобритания разрывали из-за него дипломатические отношения, ему никогда не посмеют дать «Нобеля» – странно, что при такой биографии он вообще еще пишет.

Оцените материал

Просмотров: 15887

Салман Рушди. Ярость

Александр Чанцев · 15/03/2011
Попсовый, как Эко, доступный, как клип MTV, Рушди до виртуозности довел искусство говорить просто о самых сложных и важных вещах

Имена:  Салман Рушди

©  Павел Пахомов

Салман Рушди. Ярость
Рушди всегда странен. Он всегда «ни нашим, ни вашим». Он всегда между. Он получает «Букер Букеров» за «Детей полуночи», но адепты «чистой литературы» не продаются в аэропортных duty free по всему миру. Он экзотичен, влюблен в свою бросившую (брошенную) любовницу-мать Индию, но при этом космополитичен донельзя. Он либерален (выступает за модернизацию ислама, и нет, кажется, такого узника совести в мире, за которого бы он не заступился), но поддержал вторжение США в Ирак. Его везде раздражающе много, как у нас Дмитрия Быкова: он председательствует в Пен-клубе и выходит на сцену с U2 в их мегаломанском шоу Zoo TV. Он настоящая поп-звезда — снимается в «Бриджит Джонс», общается с президентами, не вылезает из колонок светских новостей. Его переводчиков убивали, Иран и Великобритания разрывали из-за него дипломатические отношения, ему никогда не посмеют дать «Нобеля» — странно, что при такой биографии он вообще еще пишет. Он настоящий сказочник для взрослых детей рубежа веков, нянькой у которых Facebook, а колыбельной — звонки айфона. Oн — это братья Гримм эпохи молескинов, Kindle и джетлагов, Гофман поколения икс. Когда трэш стал элитарен, он остается царем двух гор — трэша и элитарного. Попсовый, как Эко, доступный, как клип MTV, он до виртуозности довел искусство говорить просто о сложных и важных вещах. Действительно важных. Он видится мне этаким мастером из средневекового бомбейского (и не смейте при нем сказать «Мумбаи»!) цеха сказителей, с циркулем и айпэдом в руке. Такой неудобный писатель в мягкой обложке.

Странно, что у нас его издают — Рушди одинаково разочарует и тусовщиков из Гоа, и толстожурнальных пенсионеров, а средний класс у нас до сих пор ищут под увеличительным стеклом. Или не так — ведь издают же! И даже добрались до романа 2001 года (точности ради: если покопаться на Lib.ru, можно найти и неофициальный перевод этого романа). Да, это не самый известный и лучший Рушди. Он вообще подставляется и рискует многим в «Ярости». Во-первых, потому, что пишет «американский роман»: его герой, профессор Малик Соланка, хочет оставить свое «я», вместе с его болью, в Старом Свете и бежит от своих демонов в Америку, где снимает квартиру, погружаясь в город и его судьбы. Интенция заманчивая, но подводившая уже многих — как неамериканцев (от слабоватых последних фильмов Вендерса до Уэлша, скатившегося в «Преступлении» до интриги банального боевика и сентенций «плохо обманывать слабого»), так и собственно американцев (герой самого американского романа Паланика «Пигмей», неумолимый террорист, становится жертвой банальной американской семейной идиллии).

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:2

  • bormot· 2011-03-15 14:06:14
    непереводимая игра разума
  • pohhhh· 2011-03-15 15:27:06
    очень много совершенно неподходящих аналогий. плохая книга-плохонькая статья.
Все новости ›