Попытки «срастить» науку с религией – как две стороны одного и того же инструмента познания мира – в последнее время все более популярны, особенно в России.

Оцените материал

Просмотров: 9086

Майкл Флинн. Эйфельхайм: город-призрак

Мария Галина · 01/03/2011
Роман Флинна, неожиданно приобретший популярность именно у русского читателя, – своего рода панегирик просвещенному Средневековью, «которое мы потеряли»

Имена:  Владимир Успенский · Кирилл Еськов · Майкл Флинн · Питер Уоттс · Терри Пратчетт

©  Виктория Семыкина

Майкл Флинн. Эйфельхайм: город-призрак


В 2009 году вышла книга, ставшая для отечественных активных любителей фантастики — так называемого фандома — очень и очень значимой. Книга переводная, написал ее канадский гидробиолог Питер Уоттс, называется она «Ложная слепота», выдержала и допечатку, и второе издание (2010), вызвала вал читательских отзывов и названа (по голосованию на крупнейшем русском сайте любителей фантастики «Фантлаб», а также по мнению читателей высокотиражного журнала «Мир фантастики») лучшей переводной книгой года.

Интересно, что англоязычные любители фантастики роман этот встретили доброжелательно, но без особого подъема: на обложке написано «Номинант премии “Хьюго-2007”» и «Номинант мемориальной премии Дж. Кэмпбелла». О том, что текст номинирован на ту или иную премию, обычно пишут, когда больше нечем похвастать: лауреатами премий стали совсем другие книги. Так что популярность «Ложной слепоты» именно среди российских читателей заслуживает внимания. Я писала об этом романе в новомирской колонке, поэтому подробно останавливаться на содержании не буду. Скажу только, что этот текст — тяжеловесный, содержащий не слишком умело скрытые логические нестыковки, повествующий о провальной попытке контакта человечества с чуждым разумом, — импонировал фандому прежде всего тем, что Уоттс полагал по умолчанию, что его читатель достаточно умен и образован, чтобы проглотить довольно сложные научно-философские построения. Ну ладно, умеренно сложные.

Действительно интересно то, что в 2010 году ситуация повторилась: в той же серии вышел роман американского фантаста Майкла Флинна «Эйфельхайм: город-призрак», опять же номинант премии «Хьюго-2007». Правда, премию Роберта Хайнлайна за лучший НФ-роман Флинн все же получил, но дело не в этом. К тому времени, когда эта статья появится на OPENSPACE.RU, «Эйфельхайм» также может оказаться лучшим переводным романом года по мнению того же «Фантлаба». По крайней мере в первую тройку он уже вошел («Друд» Дэна Симмонса, кстати, в нее не попал).

«Эйфельхайм» — до какой-то степени «Ложная слепота» наоборот. И пришельцы тут посещают нас не в далеком будущем, а в Средние века. И контакт с ними, напротив, возможен. И в отличие от Уоттса, твердящего о принципиальной непознаваемости Вселенной, вернее, о бессмысленности рефлексии как таковой, Флинн в своем романе выступает скорее как позитивист (есть еще одно, очень важное, радикальное отличие, о котором я скажу позднее). Но что объединяет эти романы — оба они построены по несколько старомодному добротному научно-фантастическому образцу: «— А скажите, профессор, как работает ваша новая теория такого-сякого? — Это очень просто, Ваня, в основе такого-сякого лежит классический принцип такого-эдакого, и если мы применим к нему эффект Допплера-Поплера, то сразу будет видно… — Точно, профессор! А если применить еще и эффект Пуськина! — Ваня, ты молодец! И как это я сразу не догадался!» Схема соблюдается безукоризненно, разве что — дань современности — подобные беседы ведут в «Эйфельхайме» молодой историк и его энергичная подруга, физик-теоретик. Конечно же они делятся друг с другом своими теориями и научными разработками за завтраком и ужином, и конечно же чисто случайно оказывается, что, в сущности, они работают над одной и той же проблематикой. Историка интересует причина, по которой средневековая деревушка Эйфельхайм, раз исчезнув в Темные века, так и не была заново отстроена, физика же — проблема топологии пространства и изменяющейся константы скорости света. В процессе ежеутреннего обмена информацией они приходят к выводу, что деревушка Эйфельхайм на какое-то время стала пристанищем пришельцев, провалившихся туда из других измерений.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

Все новости ›