В наши дни редкий западный романист пишет роман просто из головы, не изучив досконально тот мир, в который помещает действие.

Оцените материал

Просмотров: 16638

Том Маккарти. Когда я был настоящим

Виктор Сонькин · 18/01/2011
Главная проблема читателя здесь – невозможность сопереживать герою, по крайней мере начиная с какого-то момента. Это общая проблема романов, в которых главный герой – психопат.

Имена:  Анна Асланян · Том Маккарти

©  Евгений Тонконогий

 

 



Есть старый анекдот про нового русского, который, разочаровавшись в бизнесе, решил удалиться на покой у моря, сидеть под пальмой, чтобы фламинго летали всегда справа налево и чтобы все время был закат. Потратив на это все свои миллионы, он сидит, пьет мартини, любуется на анизотропных фламинго и на вечный закат и говорит: «Красота! И никаких денег не надо».

Роман британского автора Тома Маккарти «Когда я был настоящим» (в оригинале Remainder) — это, в сущности, масштабная реконструкция такого анекдота (запомните слово «реконструкция»). Разница лишь в том, что герой-рассказчик Маккарти не столь благодушен, как наш новый русский, и причины его действий несколько менее прямолинейны.

Герой романа, остающийся безымянным до самого конца, тридцатилетний лондонский житель, становится жертвой какой-то техногенной аварии. Эта авария происходит до начала действия романа, и в чем она, собственно, состояла, герой нам рассказывать не хочет (да он и не помнит самого происшествия) и не может в силу договоренности с компанией-виновницей, которая в качестве компенсации выплатила ему восемь с половиной миллионов фунтов. Мы узнаем только, что на героя что-то упало с неба и что в результате этого происшествия он долгое время провел в коме, а потом мучительно обучался заново простым человеческим навыкам — ходить, брать в руку морковку. Этот процесс увенчался почти полным успехом, и, когда на героя сваливается богатство, он, по своей собственной оценке, восстановил двигательные и прочие способности почти полностью — почти, но не совсем, процентов на девяносто.

Немного позже на случайной вечеринке герой внезапно видит перед мысленным взором многоэтажный дом, в котором живет, и вспоминает — или воображает — его во всех подробностях, с соседкой снизу, которая жарит печенку на сковородке, с пианистом, который, ошибаясь и останавливаясь, играет что-то этажом ниже, с мотоциклистом-любителем, который чинит свой мотоцикл во дворе, с кошками на горбатых крышах соседних домов. Это видение оказывается настолько ярче окружающей реальности, что герой сразу понимает, на что он будет тратить свои миллионы: на воссоздание этого дома как того мира, в котором он чувствует себя настоящим, единым с реальностью.

После этой завязки роман почти целиком состоит из подробного описания процесса, который герой называет «реконструкцией» (re-enactment). Поскольку реконструкция становится единственным и всепоглощающим смыслом жизни героя, его способом достигнуть трудноуловимого блаженства, он предается ей со все большей и большей наркотической страстью. Сначала его методика обращения с воссоздаваемой реальностью доходит до логического предела, потом он постепенно переходит ко все более и более рискованным реконструкциям.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:1

  • happy-book-year· 2011-01-25 01:34:39
    Спасибо большое за хорошую рецензию, а то те, что я читал ранее были написаны, по-моему, людьми, которые читали только оборот книги с анонсом.
Все новости ›