В момент щелчка взгляды случайных свидетелей чужого умирания отделены от смотрящих. И вся эта тоненькая книжка напоминает фотоальбом, состоящий из мгновенных фотоснимков, не сохраненных на флешке, а отпечатанных на расширенных от страха зрачках.

Оцените материал

Просмотров: 7594

Владимир Гандельсман. Ладейный эндшпиль

Борис Локшин · 16/09/2010
«Эндшпиль» – это взгляд, зафиксированный в одной точке. И не взгляд, а отражение взгляда. Это пауза, перерыв, мгновенная потеря себя

Имена:  Владимир Гандельсман

©  Евгений Тонконогий

Владимир Гандельсман. Ладейный эндшпиль
       Ровное прервав повествованье
       и перечисление вещей,
       нам представить наше расставанье
       следует исчерпывающе.


Человек сидит в комнате, один. Пытается занять себя какими-то делами. Не может. Вдруг что-то с ним начинает происходить. Человек чувствует, как жизнь, входившая в него вместе с дыханием, потекла в обратном направлении. Дальше случается торможение, остановка, обрыв... Человек видит комнату, мебель, нагромождение привычных предметов. Он слышит знакомые уличные звуки. Но это все как будто со стороны. Из-за пределов жизни. Потом человек видит себя. Чужого, постороннего, мертвого. Он смотрит на себя сверху, немножко слева.

Возможно, кто-то уже опознал в этом беглом пересказе знаменитое стихотворение Ходасевича. Вычтем из нарисованной картины того «себя», на которого сверху смотрит человек. Комната пуста, и человек напряженно вглядывается в пустоту, в собственное отсутствие.

       Зайдёшь в квартиру, глянешь изнутри... —
       смотри туда, где нет тебя, смотри...


Перед нами новый поэтический сборник Владимира Гандельсмана «Ладейный эндшпиль». В этом году у автора вышло сразу две книги. Первая, «Ода одуванчику», содержит стихи, эссеистику, дневниковые записи – избранное за более чем тридцать лет его литературной деятельности. Эта книга, в которой перемешалось все: архаизм и новаторство, классицизм и авангард, виртуозное косноязычие и застенчивая детская неловкость, блистательный юмор и банальное занудство. Получилась не просто книга, а портрет, характер, живой человек. На наш взгляд, «Одуванчик» стал одним из главных литературных событий последних лет. Более того, он задал масштаб – персональный и литературный. Говоря словами Леонида Костюкова, «конечно, и до “Оды одуванчику” было стыдно писать никакие стихи и невнятные эссе, издавать недопеченные книги. Теперь стало еще стыднее».

Существовала опасность, что «Ладейный эндшпиль», тоненькая книжка стихов последних двух лет, выпущенная «Пушкинским фондом», будет задавлена «Одуванчиком». К счастью, этого не случилось. Причина в однородности, даже некоторой монотонности сборника. «Эндшпиль» – это взгляд, зафиксированный в одной точке. И не взгляд, а отражение взгляда. Это пауза, перерыв, мгновенная потеря себя. Иными словами, это максимальное приближение живой души к состоянию небытия.

Одно из открывающих книгу стихотворений называется «Мгновенный снимок»: группа друзей передает фотоаппарат случайному прохожему, чтобы тот их сфотографировал, и в этот самый момент кого-то заносят в подъехавшую «скорую помощь».

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

Все новости ›