В мире Мальцева секс – элемент быта, такое же естественное и повседневное дело, как, скажем, выпить чай.

Оцените материал

Просмотров: 10773

Игорь Мальцев. Sinä

Владислав Кулаков · 05/04/2010
Оба героя книги гибнут на зимней войне, произнося одно и то же слово: sinä – «ты»

Имена:  Игорь Мальцев

©  Евгений Тонконогий

Игорь Мальцев. Sinä
В американском издательстве с французским названием Franc-tireur вышла книжка Sinä (это уже по-фински) русского журналиста Игоря Мальцева. Книжка не журналистская. Художественная. Игорь Мальцев написал повесть.

Издательство Franc-tireur (что в переводе означает «вольный стрелок»), основанное Мариной Ками и Сергеем Юрьененом, специализируется на том, что можно назвать андеграундом — литературе, которая в поисках нового художественного языка обращается к радикальным и экспериментальным эстетическим практикам, противостоит мейнстриму, не рассчитывает на коммерческий успех и не желает интегрироваться в сложившиеся культурные институции. Все это, конечно, достаточно условно, границы прозрачные, однако «мэйнстрим» издательства Franc-tireur именно таков. Книжки распространяются посредством современной маркетинговой технологии print-on-demand, то есть печатаются штучно по индивидуальным заказам.

Появление Игоря Мальцева в этом издательстве вполне закономерно. Яркая, колоритная личность, Мальцев и в своих журналистских текстах всегда отличался бескомпромиссностью суждений и радикальностью точки зрения. А уж в прозе, не скованной требованиями журналистского формата и представлениями редактора о правилах приличия, он развернулся в полную силу, выговорился до конца.

Он не то чтобы «режет правду-матку» (открывать глаза человечеству — не его забота), но с видимым удовольствием отбрасывает то, на чем вроде бы держится хрупкое социальное равновесие современного общества. Герой повести Sinä по имени Igor может быть обвинен по всем статьям западного политкорректного домостроя. Он мужской шовинист — каждый персонаж женского пола рассматривается им исключительно как сексуальный объект и, по воле автора, тут же втягивается в очередную секс-оргию. Расист — совершенно не желает сочувствовать эмигрантам из стран третьего мира и видит в них только социальных нахлебников с криминальными наклонностями. Разумеется, он исламофоб. А какой он русофоб! «Несогласные» могут набрать из него немало цитат для своих листовок. Правда, и Западу, даже горячо любимой Финляндии (где и происходит все действие повести) от него достается на орехи. Ну и вдобавок ко всему Мальцев — порнограф, описывающий вышеупомянутые сексуальные оргии с чувством, с толком, с расстановкой.

Однако же, когда читаешь повесть, почему-то ничто не оскорбляет ни твоего нравственного, ни эстетического чувства — если ты, конечно, не кисейная барышня и немного знаком с языком прозы ХХ века, хоть западной, хоть русской (не совписовской, разумеется). Понятно, что и сам Мальцев, и его главный герой (в общем-то альтер эго) — личности большого человеческого обаяния, и в повести это сразу чувствуется. Но важнее другое. Повесть самим своим внутренним устройством, художественной тканью покоряет читателя, не оставляет сомнений в том, что, во-первых, тут все не так просто, как может показаться, а во-вторых, все так и должно быть, как сказано, — не может быть иначе. И это уже чисто художественная заслуга обаятельного автора, показавшего себя незаурядным мастером слова.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:1

  • lesgustoy· 2010-04-06 03:17:28
    реально
    реально
    реально
    реально
    реально

    а чо
    нормалы)
Все новости ›