Между тем не нужно далеко ходить за примерами бабушек, говорящих от первого лица.

Оцените материал

Просмотров: 11738

Время бабушек

Варвара Бабицкая · 11/12/2009
Роман Елены Чижовой — это, говоря условно, бледная, через две поколенческие копирки реплика воспоминаний Натальи Трауберг и Лилианны Лунгиной

©  РИА Фото

Время бабушек
Накануне вручения премии «Русский Букер» все сошлись на том, что в сложившейся ситуации любой выбор жюри окажется спорным. В шорт-лист вошли как минимум три очень обсуждаемых романа истекающего года. Два из них — «Журавли и карлики» Леонида Юзефовича и «Каменный мост» Александра Терехова — за неделю до того получили премию «Большая книга», первое и второе место соответственно, а традиции отечественного литпроцесса не велят награждать одну книгу дважды. В результате решение дать «Букера» Елене Чижовой за роман «Время женщин» многие сочли компромиссным: писательница номинировалась на эту премию не впервые, ее романы уже входили в букеровские шорт-листы (в 2003 и 2005 году), и это уже стало своеобразной традицией.

«Время женщин» — вещь камерная, роман о том, как три старорежимные старушки растят дочку коммунальной соседки, простой заводской матери-одиночки. Пока мать впахивает на вредном производстве; мечется, доставая то костюмчик, то муку, три бабушки тайком крестят девочку, не пускают в детский сад, учат ее по-французски, рассказывают сказки — в общем, ограждают от калечащей реальности. Роман был опубликован в журнале «Звезда» — и более нигде, текст даже в сети не отыскать; можно сказать, что из всего шорт-листа именно эта книга до последнего времени оставалась не прочитанной публикой.

На пресс-конференции, объявив имя лауреата и выразив искреннюю радость по поводу победы Чижовой, председатель жюри Сергей Гандлевский заметил: «Я с известной прохладцей отношусь к самому институту литературного премирования, и вот почему: чем значительнее писатель, тем своеобразнее его законы. Скажем, если в культуре существует несколько значительных писателей, тем труднее найти общий знаменатель для их оценки». Однако не стоит забывать, что дело премии — не только и не столько поощрить талантливого автора, сколько направить текущий литературный процесс в нужное русло и выявить его самые насущные тенденции. С этой точки зрения выбор букеровского жюри представляется мне абсолютно верным: не самый очевидный и не самый оригинальный текст оказался наиболее точным выразителем самого важного течения в нашей литературе. Тенденция, о которой я говорю, давно и широко обсуждается, я тут Америки не открою. Речь идет об осмыслении и изживании травмы, нанесенной нам советской властью.

Чуть ли не все громкие романы последнего времени — на эту тему. И не важно, что результат, как правило, напоминает старый анекдот: «Больной, не занимайтесь самолечением! Врач сказал в морг — значит, в морг». Потребность поговорить об этом стала настолько острой, что цепляется за любой информационный повод. Наиболее выразительный пример — роман Александра Терехова «Каменный мост», который, помимо букеровского короткого списка, вошел в шорт-лист «Большой книги» и имел хорошие шансы стать одним из финалистов премии «Новая словесность», рассматривающей современную прозу под углом «новой социальности». Член жюри «НОСа» Елена Фанайлова призналась, что «ненавидит роман Терехова всеми силами своей души», выразив тем самым сложившееся общественное мнение: читать это очень тяжело, очень противно — но нужно. Беспрецедентная ситуация: большая литература частенько говорит об омерзительных вещах («Мелкий бес» там или «Виктор Вавич»), но чтобы критики считали омерзительным роман как таковой и при этом называли его большой литературой — это что-то новенькое.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:9

  • marmar· 2009-12-11 17:11:16
    Текст - супер.
    Неприятно резануло: ни Трауберг, ни Лунгина ни за что бы не сказала "главный лейтмотив". Чижова - сказала. И небо на землю не упало. Литераторы, хвостом вас по голове...
  • prozzz· 2009-12-11 18:27:01
    спасибо
  • jagodka· 2009-12-11 22:57:15
    Тема Чижовой, конечно, важна, но это все-таки наше прошлое, уже много раз описанное и осмысленное. Оно страшное, но мы смотрим на него с расстояния сегодняшнего дня, поэтому не боимся.

    Гораздо страшнее наше настоящее, изображенное в романе Сенчина "Елтышевы". Поэтому роман Сенчина для нас важнее, и именно он должен был получить букеровскую премию.

    Об этом романе нужно больше писать и больше говорить. Семья Елтышевых - это символ современной России. Сыновья Елтышевых - это наша молодёжь. Елтышевы гибнут так же, как гибнет сегодня Россия.

    "Елтышевы" - роман не великий, не гениальный, но значительный и важный, особенно на фоне современной литературной серости. В этом романе есть сверх-идея, что отличает настоящую литературу. В нем есть искренность и боль. В нем есть призыв - задуматься над нашей жизнью, над нашем будущем.

    Странно, что жюри Букеровской премии ничего этого не заметило. Правда, жюри "Большой книги" оказалось еще более близоруким (если жюри что-нибудь решало): награжден посредственный роман "Журавли и карлики", написанный языком то ли советского журнального очерка, то ли провинциальной газеты. Но иногда даже с этим языком у автора проблемы: "Остервенело юзуя в талом снегу, машина вырулила со двора". Ну откуда это уродливое "юзуя"? Нет в русском языке такой формы. Главное, конечно, не в этом, а в том, что "Журавли и карлики" роман в целом бессмысленный. О самозванцах, если это кого-то интересует, лучше почитать настоящие исторические книги, даже в Интернете о них есть много информации.

    Какой из этого можно сделать вывод? Обе премии никак не выявляют лучшее из текущей литературы. Ориентироваться на них нельзя, лучше доверять собственному чутью и вкусу.








Читать все комментарии ›
Все новости ›