Оцените материал

Просмотров: 8131

В восьмой раз вручена премия «Национальный бестселлер»

Варвара Бабицкая, Николай Борисов · 10/06/2008
На церемонию вручения «Нацбеста» гостей привлекает, не в пример другим премиям, не оглашение имени лауреата, а стойкий запах скандала
В воскресенье 8 июня в Зимнем саду санкт-петербургской гостиницы «Астория» прошла церемония вручения ежегодной литературной премии «Национальный бестселлер».

В этом году премия досталась Захару Прилепину за роман «Грех» — в полном соответствии с ожиданиями большей части литературной общественности, и все же сюрпризов ждали до последнего. «Нацбест» непредсказуем по определению, и как раз поэтому умудряется уже восьмой год подряд возбуждать страсти: скандал следует за скандалом, бюджет трещит по швам, но шоу продолжается.

Несмотря на то что самая демократичная из литературных премий заявляет о своей прозрачности и политической неангажированности, «Нацбест» стойко ассоциируется с именами Проханова и Лимонова (когда в 2002 году Проханов стал лауреатом с романом «Господин Гексоген», от сотрудничества с премией отказалось издательство НЛО). Эти же тени витали и в Зимнем саду «Астории»: многие прочили победу «Человеку с яйцом» Льва Данилкина, а ставший лауреатом Захар Прилепин — лимоновский ученик и соратник по НБП.

Организаторам премии — Константину Тублину, директору издательства «Лимбус Пресс», и литературному критику Виктору Топорову — хотелось, чтобы на одной площадке за звание национального бестселлера соревновались левые и правые, почвенники и либералы. С этой целью была разработана ступенчатая премиальная система: представителям ведущих издательств и литературным критикам ежегодно предлагают выдвинуть на премию наиболее значительное, на их взгляд, произведение прошедшего года (опубликованное или в рукописи). Организаторов время от времени подводит, во-первых, принцип прозрачности (люди отказываются сотрудничать, видя в списках представителей противоположного лагеря), во-вторых, бесцеремонность: многие несостоявшиеся номинаторы были возмущены тем, что организаторы упоминали их имена в печати в связи с премией, не заручившись согласием на сотрудничество. Известные и уважаемые издатели и критики справедливо расценили это как недобросовестный рекламный трюк. Доходило до того, что писатели (чья роль в данном случае традиционно пассивна: сиди и жди) «не могли молчать»: в 2004 году писательница Линор Горалик, соавтор номинированного на «Нацбест» романа «НЕТ», потребовала снять ее книгу с конкурса.



Для корректного отображения содержимого этого блока, а также просмотра галерей фото и видео, которые представлены на нашем сайте, пожалуйста, обновите ваш Flash player до текущей версии.

Вы можете сделать это на сайте компании Adobe: http://www.adobe.com/ru/


Нужно сказать, что при всей шумихе бюджет премии в сравнении, скажем, с «Большой книгой» или даже «Поэтом» очень невелик: главный приз составляет всего $10 тысяч, и те лауреат делит с номинатором, а если права на победившую книгу принадлежат издательству, то часть получает и оно. И даже эти деньги авторам часто выплачивают с задержкой: по словам Майи Кучерской, номинировавшей в 2005 году «Венерин волос» Михаила Шишкина, деньги и она, и лауреат получили только через год. «Нацбесту» хронически не хватает денег. Как рассказала нам Татьяна Набатникова, возглавлявшая московский офис «Лимбус Пресс» и уволившаяся в 2003 году, «собирали с миру по нитке, кто даст $10 тысяч, кто $2000. А весь бюджет премии составляет всего $60 тысяч, и тех почти никогда не было. Больше всего уходило на окончательную церемонию в «Астории». С московскими рецензентами работала я сама, я им давала работу. И когда пришло время платить, денег не оказалось, так что мне пришлось самой найти $2000. Я расплатилась и ушла. Меня не устраивало, что я порчу отношения с людьми».

На организацию церемонии и банкета в «Астории» уходит, по нашим подсчетам, едва ли не вдвое больше, чем на главный приз. Это несоответствие символично: главный смысл «Нацбеста» (как и всей деятельности Виктора Топорова) состоит отнюдь не в открытии молодых талантов. Скорее уж Виктор Пелевин, Михаил Шишкин или Дмитрий Быков — лауреаты разных лет — поделились с премией своим символическим капиталом. Как написал в свое время по этому поводу Макс Фрай: «Я ни в коем случае не хочу стоять на пути у талантливой молодежи, тем паче что «просыпаться знаменитостью» (цитирую девиз премии) мне уже несколько поднадоело. Мне бы выспаться, что ли».

Главный смысл «Нацбеста» состоит в том, чтобы не дать нам погрязнуть в сонном благодушии. Проводивший церемонию Артемий Троицкий совершенно закономерно сравнил происходящее с «Евровидением». Общий глас опрошенных нами гостей премии был таков: нам не важно, кто победит — мы пришли посмотреть шоу!




«Нацбест»: короткий список против Малого жюри

 

 

 

 

 

Все новости ›