Требование популярности, обычно не предъявляемое к гуманитарной литературе нон-фикшн, принесло довольно неожиданный, но справедливый результат.

Оцените материал

Просмотров: 8801

Вручена премия «Просветитель»

Варвара Бабицкая · 20/11/2009
ВАРВАРА БАБИЦКАЯ побывала на церемонии и осталась довольна выбором жюри

Имена:  Александр Янов · Григорий Козлов · Дмитрий Зимин · Евгений Бунимович · Леонид Пономарев

©  Валерий Леденёв

Лауреаты премии Леонид Пономарев и Григорий Козлов (слева направо)

Лауреаты премии Леонид Пономарев и Григорий Козлов (слева направо)

18 ноября во второй раз была вручена премия «Просветитель», учрежденная фондом «Династия» для поощрения и распространения научно-популярной литературы. На сей раз по решению основателя фонда «Династия», учредителя премии «Просветитель» Дмитрия Зимина, премия вручалась не в одной, а в двух номинациях: гуманитарной и естественно-научной.

Единственная в России литературная премия, присуждаемая за научно-популярный жанр, изначально вроде бы не предполагала особенной интриги, поскольку по понятным причинам не играет роли в расстановке литературных сил и не соревнуется с другими премиями за влияние на читающую аудиторию — у «Просветителя» своя ниша и свои, в первую очередь прикладные, задачи. Церемония проходила в атмосфере всеобщего благодушия — в сущности, какая разница, кто станет лауреатом: все книжки шорт-листа, во-первых, в своем роде замечательны, во-вторых — положа руку на сердце, пока почти никем из присутствовавших не читаны, за редкими исключениями, о которых ниже. Цель премии именно в том, чтобы привлечь внимание публики к научно-популярному жанру вообще и к данным блестящим его образчикам в частности, и эта цель уже наполовину достигнута выведением книг в шорт-лист. Кроме всего прочего, книги всех финалистов будут рассылаться по региональным библиотекам.

И все же члены жюри (проректор РГГУ филолог Дмитрий Бак; поэт, математик Евгений Бунимович; создатель интернет-проектов Антон Носик; доктор физико-математических наук, переводчик Алексей Семихатов; академик РАН Юрий Рыжов и прошлогодняя лауреатка премии Марина Сванидзе) преподнесли публике сюрприз.

Лауреатом в гуманитарной номинации стал Григорий Козлов, с книгой «Покушение на искусство» («Слово» / Slovo, 2009). В естественно-научной — Леонид Пономарев, «Под знаком кванта» (Физматлит, 2007). И если предпочтение, оказанное членами жюри книге Пономарева, не вызвало никаких вопросов у зала, который, как и следовало ожидать на церемонии вручения литературной премии, преимущественно составляли гуманитарии, то победа Григория Козлова стала неожиданностью для многих, включая самого лауреата. Получая статуэтку, Козлов признался, что не ожидал такого поворота событий. «Будь я в составе жюри, — сказал лауреат, — я бы лично этой книге премии не дал, это точно. И это не из лишней скромности: просто мне понятен масштаб того, что сделали мои коллеги, и мои скромные дела на этом фоне проигрывают».

©  Валерий Леденёв

Александр Гаврилов

Александр Гаврилов

Жюри, безусловно, признало масштаб проделанных работ, однако в своем выборе было единодушно. Член оргкомитета Александр Гаврилов, открывая церемонию, пошутил: дескать, «консенсус насчет гуманитарной номинации был достигнут еще до начала обсуждения, а по естественно-научной книге не достигнут до сих пор». Это признание очень многими было понято однозначно: все ждали, что премию в гуманитарной области получит Андрей Зубов за книгу «История России. ХХ век». Недавнее появление этой книги вызвало большой общественный резонанс: труд представляет собой как нельзя более своевременную попытку написать российскую историю с новых позиций — как историю общества (а не государства) и исходя из интересов отдельного человека. Как бы то ни было, переоценка истории довольно остро стоит на повестке дня, и о книге Зубова слышали все. В качестве второго фаворита в прогнозах фигурировал трехтомник Александра Янова «Россия и Европа. 1462—1921» — еще одно концептуальное переосмысление истории, чрезвычайно актуальное сейчас. Кроме того, этот труд, как всем известно, пришелся особенно по душе лично Дмитрию Зимину. Однако основатель фонда «Династия», в первый раз присуждавший премию единолично, в этом году передоверил свои полномочия жюри. А оно рассудило не в пользу Янова, который, впрочем, получил «поощрительный приз»: специально к церемонии вручения премии «Просветитель» Дмитрий Зимин издал введение к трилогии Янова отдельной брошюрой — она была подарена всем присутствовавшим на церемонии и впоследствии будет разослана по библиотекам.

Вполне возможно, что, если бы в составе жюри гуманитарии были представлены в той же пропорции, что и в зале, премию получил бы Зубов. Но жюри делилось ровно пополам и вынесло решение в строгом соответствии с заявленными критериями премии, тем самым высветив довольно неожиданную проблему. По моей просьбе ее прокомментировал Евгений Бунимович:

«Я считаю, что в финал вышли действительно сильные книжки. Другое дело, что сама традиция гуманитарной научно-популярной литературы не так выстроена, как в естественно-научной части. Что касается книг по истории, вошедших в шорт-лист, — они очень сильные и, самое главное, очень актуальны в сегодняшней России, когда идет спор об истории. И в этом споре это очень весомые аргументы. Но этот спор идет не в научно-популярной среде.

К каждой из представленных книжек у жюри был именно этот вопрос: а научно-популярная ли это литература? В данном случае оказалось, что критериям самой премии — таким как увлекательность, популярность — больше всего соответствует именно книжка Козлова».

©  Валерий Леденёв

Евгений Бунимович

Евгений Бунимович

До сих пор считалось по умолчанию, что гуманитарные науки по определению в той или иной степени интересуют всех и не нуждаются в особенной популяризации — ни в смысле пропаганды, ни в смысле упрощения. Под научно-популярным жанром, как правило, у нас подразумеваются книжки из области точных и естественных наук. Школа отечественного «гум-попа», если можно так выразиться, гораздо беднее — или, по крайней мере, гораздо менее четко выделена из традиции собственно научной. Конечно, время от времени та или иная книга из области гуманитарных наук, написанная достаточно доступно и затрагивающая какие-то важные социальные нервы, попадает в фокус общественного внимания и заслуживает любовь читающей публики. Но с точки зрения целеполагания из чистых примеров вспоминаются, пожалуй, только «Боги, гробницы, ученые» и «Занимательная Греция» Михаила Гаспарова. Как сказал о своей книге лауреат Леонид Пономарев: «Вся сложность науки — не в формулах, а в понятиях. Поэтому целью моей книги и была возможность объяснить понятия». К филологии, истории и искусствоведению это справедливое высказывание относится в той же мере, но мало кто задается такой целью — такую цель поставил перед собой Григорий Козлов, и преуспел.

«Я пытался сделать это еще на уровне журналистских текстов, потом мы все вместе пытались сделать это в виде фильма, а потом уже была отдельная история с книжкой, — говорит лауреат. — Главная моя задача была, рассказывая о сложном, не соврать, потому что любое упрощение — это ложь. Когда ты делаешь высказывание, абсолютно безупречное с научной или профессиональной точки зрения, — тебе нужно определенное пространство. Но потом ты начинаешь его сжимать или переводить в другую систему. С птичьего языка искусствоведов ты должен перевести это в образный текст, который бы запомнился людям и как-то их зацепил, и вот на этом пути возможны огромные потери. Сохранить точность высказывания так, чтобы одновременно это высказывание приобрело яркость и доступность для широкого читателя, — на мой взгляд, это главное, что должно быть в научно-популярной литературе».

Таким образом, требование популярности, обычно не предъявляемое к гуманитарной литературе нон-фикшн, принесло довольно неожиданный, но справедливый результат. Возможно, вмешательство представителей точных и естественных наук — как раз то, чего не хватало, чтобы как-то привести в систему все разрастающуюся, неопределенную и жанрово-расплывчатую область гуманитарно-популярной литературы. Учитывая повальный разворот публики в сторону литературы нон-фикшн, происходящий в последние годы, необходимость в этом давно назрела. Нельзя исключить, что со временем премия «Просветитель» окажется в первых рядах законодателей литературных вкусов.

Ссылки

 

 

 

 

 

Все новости ›