Оцените материал

Просмотров: 109764

Как хохлы и москали Гоголя делили

Юрий Гладильщиков, Мур Соболева, Григорий Охотин · 31/03/2009
Кому принадлежит Гоголь, России или Украине? На этот вопрос пытаются ответить средствами кинематографа

©  ИТАР-ТАСС

Как хохлы и москали Гоголя делили
В год двухсотлетнего юбилея Гоголя Россия и Украина решили не ограничиваться крымским вопросом и газовой проблемой и затеяли новый имущественный спор. Кому из них принадлежит классик? Серьезным аргументом российской стороны может стать экранизация «Тараса Бульбы», сделанная Владимиром Бортко. По просьбе OPENSPACE.RU ЮРИЙ ГЛАДИЛЬЩИКОВ отрецензировал фильм Бортко, МУР СОБОЛЕВА встретилась с режиссером и услышала от него много неожиданного. А ГРИГОРИЙ ОХОТИН поговорил о русском писателе Гоголе с деятелями украинской литературы — те считают его своим и отдавать не собираются.
ЮРИЙ ГЛАДИЛЬЩИКОВ О ПАФОСЕ ВМЕСТО ЭПОСА

БЕСЕДА МУР СОБОЛЕВОЙ С ВЛАДИМИРОМ БОРТКО

Владимир Бортко: «Я хочу, чтобы все, посмотрев кино, наплевали на Новодворскую и Ковалева и пошли дружными рядами записываться в КПРФ»

— Владимир Владимирович, вот вы как считаете, русский Гоголь писатель или все-таки украинский?

©  Централ Партнершип

Как хохлы и москали Гоголя делили
— Поскольку это одна и та же нация, нет никакого разделения на великорусский и малоросский народы, на русских и украинцев. Это мое личное мнение — и мнение Николая Васильевича Гоголя, о чем он, в частности, писал в повести «Тарас Бульба». «Где такие огни и такая сила, которая пересилит русскую силу!» Это сказал не я, а Гоголь, который владел вопросом, как сейчас бухгалтеры говорят. На территории Украины уже было несколько государств — сто лет существовало Великое Княжество Литовское, а потом Речь Посполитая еще сто лет. Тем не менее жил там все это время один и тот же народ, продолжающий жить там и по сей день. Поэтому всякая проблема с Украиной, по сути, надумана. Более того, даже говорить, какие украинцы хорошие, — уже значит подчеркивать то, чего не существует: разницу между народами. Я наполовину оттуда, наполовину отсюда и могу вам подтвердить лично. Хотя мое мнение расходится с точкой зрения Ющенко и элиты, которой выгодно существовать отдельно. Когда я приезжаю в Киев, где я прожил почти тридцать лет, у меня такое впечатление, знаете, что понаехали все. Кто такие, откуда взялись? Я жил в Киеве с года до двадцати девяти, и на этих людей мне смотреть достаточно странно. Я говорю по-русски, все мои друзья всю жизнь говорили по-русски, девушки наши говорили по-русски. Акцент — да, но акцент и в Ростове, и в Вологде. Вот моя точка зрения по национальному вопросу.

— Произведение Гоголя националистское…

— Неполиткоррэктное, да.

— Как вы решили проблемы с антипольскими и антиеврейскими настроениями гоголевских персонажей?

— Ну, с поляками просто. Какая разница, чей дедушка с кем воевал? Сейчас бы не дрались. Вы спокойно пережили фильм «Огнем и мечом»? И я спокойно. И поляки, которые у меня снимались, тоже спокойно эти съемки пережили. Что же касается евреев, то это серьезный вопрос, наиболее болезненный. Я не выкидывал ни одного слова из тех, что написал Николай Васильевич Гоголь. Все это произносится вслух. Но поскольку Тарас Бульба и Янкель в конце подружились… В общем, еврейский вопрос я разрешил. Никто не смог, а я разрешил.

— Это при том, что главный ваш герой казак-националист.

— Он совсем не националист, дорогая моя. Про что этот «Тарас Бульба»? Все почему-то считают: у Тараса был сын Андрий, он полюбил полячку, папа его за это убил. Все не так, он убил его не за то, что он полюбил полячку. Бульба является частью угнетенного народа, и он исповедует идею его защиты. Все остальное его мало волнует и интересует. Он — цельная личность, воспринимающая все с этой точки зрения. Существует классическая сцена приезда сыновей на хутор, которая обычно трактуется в водевильном малороссийском ключе: пьяный папа вертит сыновей туда-сюда, еще и драться потом начинает. Но поскольку я лучший читатель в России точно, а может, даже и в Европе, то я хочу сказать: а почему он это делает? Если он нормальный человек. Думайте сами. Нет, вы подумайте, интересно, додумаетесь или нет?

— Ну, он хочет видеть в своих сыновьях…

— Да их не было долго, они учились в польском городе Киеве. Кто они, не изменились ли, могут ли они продолжать его дело? Вся эта шутливая драка — это проверка. И он видит в своем старшем сыне то, чего ожидает. Надо полагать, что второй такой же. Но нет — второй не такой же, он первый диссидент.

— И вы не сочувствуете первому диссиденту?

— Чего ему сочувствовать? Это просто два разных пути — один славянофил, другой западник. Знаете, мало людей умеют читать книжки, запишите, пожалуйста, — очень мало, кто умеет читать книги, но, слава Богу, читают вообще мало. А когда читают книгу, то пропускают половину обычно. У Гоголя как было? Андрий попадает в осажденный город. А куда? В костел. В это время, пишет великий русский писатель, взошло солнце. И его лучи проникали сквозь цветные витражи, окрашивая все каким-то невероятным светом. И вдруг заиграл орган, которого он никогда не слышал. И он стоял, открыв рот, пока татарка не потащила его к его любимой. То есть какое впечатление это на него произвело, понятно, да? Для него панночка — это выражение того самого Запада, к которому он уже склонился. Любое сомнение — уже предполагаемая измена. Почему папа его меньше любит? Не потому, что он дерется плохо, а потому, что чувствует в нем сомнение. А старший нет, старший наш. Андрий же какой-то прямо последователь Новодворской.

©  Централ Партнершип

Как хохлы и москали Гоголя делили
— Вы на стороне славянофилов?

— Я ни на какой стороне.

— Нет, лично вы, вот ваша точка зрения, ваша идеология.

— А я, разумеется, полностью на стороне Тараса Сильвестрыча Бульбы и его старшего сына. Есть вещи, где толерантность неуместна. Например, прохожу я мимо подворотни, а там вас, Мурочка, извините, насилуют. Если я толерантен, я понимаю, что человеку захотелось женского тела — ну, надо ему, можно понять, пускай дальше делает свое дело. Но уместна ли здесь толерантность? По-моему, его надо просто убить. Вот это — то же самое. Тарас Бульба испытывает примерно те же самые чувства. Он не может Андрия не убить.

— То есть вы выбираете долг в борьбе между долгом и чувством?

— Конечно, естественно, да. И хочу, чтобы все, посмотрев кино, наплевали на Новодворскую и Ковалева и пошли дружными рядами записываться в КПРФ.

— Мы к этому еще вернемся, а пока сконцентрируемся на вашем методе воспитания детей.

— Для Тараса это уже не ребенок, это предатель. Родина превыше всего — это сказал не я, это сказал Уолт Уитмен, великий американский поэт. Младший сын Тараса — он же убивал своих, понятно, да, что он сделал? Наш фильм — это героическая драма, но по сути «Тарас Бульба» — это эпос…
Страницы:

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:13

  • Chornogora· 2009-03-31 20:31:17
    @@@На Украине по закону все фильмы, даже те, которые демонстрируются в восточной части страны, переводят на украински"""

    У на про такое говорят: "Плыв, плыв, а на берези всрався". Подобный бред в "Известиях" - еще ладно, но на уважаемом ресурсе :(
  • grunia· 2009-03-31 22:26:55
    "Такое определение странно звучит для русского читателя, привыкшего отождествлять национальность с языком" - в Украине тоже привыкли отождествлять, рассматривая выбор Гоголя как акт отречения. но ведь всё не так просто. следует больше читать гоголеведческих исследований, его эпистолярий. тогда не возникнет желания приписать Гоголя к одной культуре.
  • vorognarodu· 2009-03-31 23:26:56
    А, так Бортко -- комуняка!.. Яка гидота...
Читать все комментарии ›
Все новости ›