Как бы ни жаловались аниматоры, что денег мало, на самом деле наши дотации не так плохи. Но ни 7 млн, ни 20 млн евро работать не будут, если за деньгами не стоит никакой культурной политики.

Оцените материал

Просмотров: 10975

Мультимиллионы

Мария Терещенко · 29/02/2012
Страницы:
 

В процессе подготовки данного материала Мария Терещенко обратилась в Министерство культуры РФ за комментариями по поводу прошедшего в декабре конкурса на финансирование анимации. Согласно установленной процедуре от OPENSPACE.RU был написан запрос на интервью с начальником отдела производства и проката неигровых и анимационных фильмов Еленой Кирилловной Мневой, где были приблизительно обозначены вопросы, которые могут прозвучать в ходе этой беседы.

Директор департамента государственной поддержки кинематографии Вячеслав Николаевич Тельнов предпочел дать письменный ответ, поэтому мы отдельно публикуем вопросы, а здесь — письмо из Министерства культуры РФ в отсканированном виде (чтобы избежать даже минимальных искажений, нежелательность которых г-н Тельнов отдельно обговаривает).


Вопросы:

1. В декабре 2011 года были обнародованы результаты конкурса на государственную поддержку анимационных проектов. Как получилось, что не были выделены деньги ведущим мастерам русского анимационного кино — номинированному на «Оскар» Константину Бронзиту, а также Дмитрию Геллеру, Валентину Ольшвангу, Екатерине Соколовой, Владиславу Байрамгулову? Проекты этих режиссеров не были хороши, по оценке экспертов?

2. Как получилось, что деньги были выделены компании «Продюсерский центр “Эра Водолея-2001”», несмотря на то что эта компания, неоднократно получавшая государственное финансирование под разные анимационные проекты, пока что не представила обществу ни одного готового мультфильма? (Студия получала финансирование под полнометражные фильмы «Сапсан» и «Последний сказочный герой», а также под сериал «Трое». Первый должен был выйти еще в 2008 году. По приблизительным оценкам, за предыдущие годы студия получила на производство анимационного кино более 25 млн рублей.)

3. Фонд кино провел большое экспертное голосование (в нем приняли участие 18 экспертов) по короткометражным проектам. Учитывались ли результаты этого голосования? Если да, то почему выделенные экспертами проекты («Бобок», «Сказки “Детского мира”», «Падчерица и черт» и пр.) не получили финансирования, зато его получили некоторые заявки, которые фондовскими экспертами были оценены как очень плохие («Чертик на заборе», «Привередливая мышка»)?

4. Скажите, пожалуйста, вы видели сериал «Новые, никому не известные приключения барона Мюнхгаузена»? Если да, то как лично вы его оцениваете? Раньше информация по экспертному голосованию Минкульта была публична. Если до сих пор эта информация не закрыта, можно ли узнать, кто именно из экспертов оценивал этот проект и как они его оценили?



5. По какому принципу набирается экспертная комиссия для конкурса Министерства культуры? Как удается избежать конфликта интересов, учитывая, что представленные в комиссии продюсеры лично заинтересованы в финансировании тех или иных заявок? Как получилось, что в нынешнем совете не было уважаемых мастеров анимации и киноведов, зато были четыре менеджера (то есть продюсера), из которых только одного можно считать действительно киноэкспертом и человеком, имеющим глубокие познания и широкую эрудицию в области анимации?

(В ответном письме возникает вопрос, кого я имела в виду. Ответ очевиден — Ирину Марголину, которая является не только анимационным продюсером и сценаристом, но также и автором больших документальных циклов про анимацию. Моя фраза ничуть не умаляет профессионализма остальных продюсеров: продюсер может быть хорош в своем деле, но при этом не иметь обширных и глубоких киноведческих познаний. По моим представлениям, в комиссии, проводящей экспертную оценку проектов, недостаточно одного человека, который бы демонстрировал фундаментальные познания в области истории русской и зарубежной анимации, а также их современности.)

6. Из заявлений Фонда кино возникало ощущение, что между фондом и Минкультом существует договоренность: фонд финансирует коммерческие проекты, а Минкульт — короткометражную анимацию и альманахи, не имеющие коммерческих задач. Так ли это? Если да, то можно ли сказать, что сериал «Белка и Стрелка» — это проект, который не ставит перед собой коммерческих задач? Если нет, то не могли бы вы объяснить, какова позиция министерства в создавшейся ситуации, когда деньги на анимацию распределяются из двух источников (если в дальнейшем фонд будет проводить конкурсы на коммерческие проекты, будет ли Минкульт делать акцент на некоммерческие или будет принимать и рассматривать любые проекты вне зависимости от деятельности фонда. Если последнее, то может ли сложиться такая ситуация, что проект будет профинансирован и от Минкульта, и от фонда)?

7. Каким образом студии отчитываются о завершении фильма? Существует ли какая-то экспертная комиссия, оценивающая, насколько фильм удовлетворяет хотя бы минимальным требованиям по качеству? И если фильм не удовлетворяет, то принимаются ли какие-то меры по отношению к студии, которая злоупотребила государственными деньгами и создала некачественный продукт (положим, штраф или хотя бы запрет на подачу дальнейших заявок)? Является ли информация о сдаче фильмов публичной и открытой? Если да, то где ее можно получить? Если нет, то почему?

8. Существуют ли какие-то нормативы, обязывающие студию, создавшую кино на государственные деньги, впоследствии показывать свой проект (например, в обязательном порядке подавать его на селекцию российских фестивалей)? Если их нет, то почему (Минкульт не считает, что студии обязаны отчитываться перед обществом за государственные деньги, или просто не имеет рычагов, чтобы обязать их это делать)? Я слежу уже несколько лет за результатами конкурсов, с одной стороны, и за тем анимационным кино, которое появляется в прокате и на фестивалях. Довольно регулярно складывается такая ситуация, что некая неизвестная мне студия получает деньги, однако ее кино так нигде и не появляется.

9. Кто регламентирует порядок проведения анимационных конкурсов в Министерстве культуры? Планирует ли министерство в ближайшие годы что-то менять (добиваться изменений) в данном регламенте или вы считаете существующий порядок максимально эффективным в сегодняшней ситуации?

10. Можете ли вы рассказать о целях и приоритетах проведения конкурсов (в предельно конкретных и понятных для читателя формулировках)? Стремитесь ли вы, чтобы российское авторское кино выглядело престижно на мировых фестивалях? Или главное для вас — чтобы создавался хороший продукт для детей, который мог бы конкурировать с зарубежным? Или чтобы создавались воспитательные фильмы — пусть даже они будут интересны не очень большому количеству детей и их родителей, но зато будут нести прекрасное, доброе и вечное? Или основная идея в том, чтобы вкладывать деньги в анимационный бизнес? Или в том, чтобы подкармливать бедных художников, сохраняя некий статус-кво до лучших времен? Если существует несколько приоритетов, то не могли бы вы расставить их в определенной последовательности — от более важных к менее важным?
Страницы:

 

 

 

 

 

Все новости ›