Смотришь без звука французское кино — и без слов понятно, что оно французское, смотришь русское — понятно, что русское. Вот и украинское кино должно самоиденти-
фицироваться.

Оцените материал

Просмотров: 22534

Есть ли кино после СССР?

Дарья Абрамова · 11/07/2011
Кинематографисты из восьми постсоветских стран отвечают на вопросы о состоянии национального кинематографа

©  Юлия Якушова

Есть ли кино после СССР?
В рамках ММКФ во второй раз работала международная деловая площадка Moscow Business Square. Участниками мероприятий стали российские и зарубежные деятели киноиндустрии — как европейские, так и из стран бывшего СССР. ДАРЬЯ АБРАМОВА встретилась с представителями кинематографа Латвии, Литвы, Эстонии, Украины, Азербайджана, Казахстана, Таджикистана и Армении и задала им вопросы о (чаще всего плачевном) состоянии национальных кинематографий после обретения независимости.

Вопросы анкеты

1. Можете ли вы кратко охарактеризовать сегодняшнее состояние национального кинематографа?


2. Существует ли в вашей стране государственная поддержка киноиндустрии и в каких объемах?

3. Есть ли условия для окупаемости фильмов, снятых в вашей стране?

4. Можно ли говорить о кино в вашей стране как о бизнесе?


5. Назовите ваши национальные кинохиты последнего времени.


Литва
Латвия
Эстония
Казахстан
Азербайджан
Украина
Таджикистан
Армения


ЛИТВА
К вопросам

Раса МИШКИНИТЕ (председатель Независимой продюсерской ассоциации Литвы), Линета МИСЕЙКИТЕ (Baltic Film Services)

©  Юлия Якушова

Раза Мискините, председатель Независимой продюсерской ассоциации Литвы - Юлия Якушова

Раза Мискините, председатель Независимой продюсерской ассоциации Литвы

1. Раса Мишкините. В первую очередь, мы набираем силы в смысле европейской копродукции. В нашей маленькой стране, конечно, не хватает финансовых ресурсов на художественное кино. На документалки хватает, а на нормальные международные картины — нет. Европейские фонды во многом помогают, хотя конкуренция между странами ЕС огромная. Но и у копродукции есть свои плюсы и минусы. Плюсы: фильм покажут за границей, увеличится аудитория. Минусы: прибыль ты вряд ли получишь, так как права не принадлежат тебе на сто процентов — в копродукции много юридических нюансов.

2. Линета Мисейките. Государство поддерживает местных кинопроизводителей и каждый год выделяет определенную сумму: в прошлом году было больше миллиона евро. Таким образом, каждый литовский режиссер может запросить финансовую помощь на создание фильма. Национальный бюджет оплачивает 50—75 процентов бюджета, все остальное продюсер должен искать сам (один из вариантов — копродукция). За последние два года процент, правда, был снижен, поэтому в 2010-м была очень жесткая конкуренция — на всех не хватало денег. Мы пытаемся убедить правительство увеличить поддержку — чем больше денег вложено в картину, тем выше шансы на успех.

3. Раса Мишкините. Об этом мы даже не думаем. В маленьких странах с маленьким количеством носителей языка невозможно вернуть деньги через дистрибуцию. Скажем так, в среднем на создание художественного фильма в Литве уходит 600—800 тысяч евро, даже до миллиона порой доходит. С дистрибуцией на локальном уровне можно вернуть максимум тысяч двести, так что для продюсеров это нелегкая работа.

4. Расза Мишкините. Мы как раз пытаемся доказать нашему государству, что кино — это и есть бизнес. Долгое время кино воспринималось исключительно как искусство. Нужно сделать процесс съемок в Литве более доступным для зарубежных продюсеров, это принесет деньги в страну, появятся рабочие места плюс это прекрасная реклама, приманка для туристов. Привлечение зарубежных инвесторов плюс увеличение локального бюджета — сегодня основные направления в нашей деятельности.

5. Раса Мишкините, Линета Мисейките. «Вильнюсское гетто»; «Перед тем, как возвращаться на землю» — документальный фильм о детях с лейкемией (лучший режиссер по версии Гильдии режиссеров США). «Ноль номер два» — очень популярная черная комедия, это такой литовский Тарантино, молодежь была в восторге.


ЛАТВИЯ
К вопросам

Ильзе Гаилите ХОЛМБЕРГ, режиссер

©  Юлия Якушова

Ильзе Гаилите Холмберг, режиссер (Латвия) - Юлия Якушова

Ильзе Гаилите Холмберг, режиссер (Латвия)

1—2.
В советские времена Латвия была одной из лидирующих республик в кинопроизводстве: на нашей территории находились крупнейшие киностудии, которые производили от 10 до 12 полнометражных фильмов в год. В 1990-х, когда финансирование резко сократилось, Рижская киностудия находилась в плачевном состоянии. Настал мертвый период для кинематографа: было снято от силы несколько фильмов. Примерно в 2002 году началось восстановление, в этом году ожидаются премьеры 6—8 полнометражных фильмов, двадцати документальных и еще десятка мультфильмов. И могу сказать, что это исключительно благодаря государственному финансированию. Последние два года, правда, в этом смысле были упадочными: в этом — на кинопродукцию выделено не больше полутора миллиона евро. Латвия была одной из самых пострадавших стран во время кризиса. С 2008-го по 2011-й финансирование упало процентов на семьдесят. Но есть и хорошие стороны: качество постепенно растет. За последние несколько лет были сняты фильмы, которые мы представляли в Каннах, в Берлине, Амстердаме, Венеции, вот сейчас в Москве. Для нас это «фестивальный» успех.

3—4. Латвия маленькая страна, носителей языка мало. Чтобы фильмы приносили что-то, нужно в них вкладывать. Но мы понимаем, что это не вина правительства: экономическая ситуация не очень — если они урезают бюджет здравоохранения, что уж говорить о кино?

Если сравнивать с такими странами, как США и даже Россия, то нечего и говорить о кинобизнесе. Есть маленькая, развивающаяся киноиндустрия: около двадцати компаний, связанных с кинопроизводством. В последние годы очень помогает Рижский кинофонд, который налаживает механизм копродукции — привлекает иностранцев снимать в Риге, так что фильмы иногда даже возвращают какие-то деньги. Не миллионы, конечно, но если вы снимаете в Латвии и оправдываете свои затраты, то процентов до пятидесяти можно вернуть. Почему нет таких фильмов, которые могли бы окупиться целиком? В данный момент это просто невозможно. Анимационным фильмам легче, потому что они универсальны — путешествуют [по фестивалям], поэтому приносят деньги. Но иностранцы тянутся к нам в страну: например, сейчас в Риге снимают русский сериал.

Есть исключения, когда снимают в других городах, но компании работают все равно рижские. Интересный случай в этом году был: северокорейская компания приехала снимать в Латвию, на побережье. Они его снимают в качестве французского пейзажа, из восемнадцати европейских стран только наша подошла. А в прошлом году у нас снимали индийский фильм — тоже очень необычно.

5. Зависит от того, говорим мы о прокатных фильмах или о фестивальных. Что касается фестивальных, то лидирует анимация: есть такой выдающийся режиссер, Владимир Лесчов, который, на мой взгляд, войдет в историю, он очень талантливый. Очень много путешествовал фильм документалистки Лайлы Пакальнины «Трое мужчин и рыбный пруд», но на родине ее фильмы не любят. Что людям нравится, так это народные хиты. За последнее время было два таких, оба исторические: один о конце Первой мировой войны («Стражи Риги»), второй — о начале XX века («Золото Рудольфа»). Такие «позитивные» исторические фильмы пользуются наибольшим успехом.


ЭСТОНИЯ
К вопросам

Ида КОППЕЛ, Эстонский кинофонд

©  Юлия Якушова

Ида Коппел, Эстонский кинофонд - Юлия Якушова

Ида Коппел, Эстонский кинофонд

1.
Мы производим около 45 картин в год, включая документальные и короткометражные фильмы. В этом году вышло пять полнометражных, и еще один в процессе создания, выйдет в сентябре.

2. Ежегодное финансирование — около 5 млн евро, пару лет назад было чуть больше, но в ближайшее время ожидаем улучшения.

3. Нет. Билеты стоят дешево, так что продюсерские доходы, увы, невелики.

4. Ну, можно так сказать, только все кинопроизводство сконцентрировано в Таллине. В развитии бизнес-составляющей помогают совместные проекты с другими странами: с Финляндией, Германией, Россией.

Мы в чем-то похожи с Латвией: у нас тоже есть киноцентр, и система поддержки кинематографа аналогичная. В Литве такого нет, все деньги идут от Министерства культуры. Плюс примерно одинаковое количество выпускаемых фильмов.

5. Самый прибыльный фильм за последнее время — «Красный Меркурий», это такой триллер, созданный специально для массового зрителя. Среди фестивальных — «Искушение святого Тыну», он даже участвовал в «Санденсе».

Вот в этом году вышел фильм «Кожаные штаны не стирают» — это такая очень локальная комедия, пользовалась огромным успехом. Еще популярны исторические драмы и фильмы про молодежь.


КАЗАХСТАН
К вопросам

Камила ГАЙАНОВА, департамент кинематографии, Министерство культуры Казахстана

©  Юлия Якушова

Камила Гайанова, департамент кинематографии, Министерство культуры Казахстана - Юлия Якушова

Камила Гайанова, департамент кинематографии, Министерство культуры Казахстана

1.
Можно сказать, что она на стадии становления. Даже Россия пока переживает не лучший момент, что уж говорить о маленьких постсоветcких странах, которые не имели толком кинобазы, киноаппаратуры. В будущем кинобизнес имеет перспективы: по сравнению с другими республиками у Казахстана, с его населением в 16 млн, есть аудитория для национальных фильмов. Но необходимо развитие распространения.

2. Она есть и была даже в сложнейшие годы, хоть и в меньшей степени. На республиканском уровне оказывается существенная поддержка производству национальных фильмов: за 2010 год это около $41 млн. Из местного бюджета выделяются деньги на организацию киномероприятий. Например, «Звезды Шакена» — ежегодный фестиваль игровых и анимационных фильмов. В Астане проходит фестиваль экшн-фильмов (совместный проект студии Тимура Бекмамбетова «Базилевс» и властей Астаны. — OS).

3. О кинобизнесе правильнее говорить только в смысле дистрибуции, в меньшей степени это связано с кинопроизводством, так как затраты огромные — без государственной поддержки никак. Я думаю, хороший национальный фильм может окупиться. При грамотном профессиональном подходе к распространению любой фильм может точно если не окупить себя, то хотя бы оправдать. Важна ведь еще и художественная составляющая. Мы поддерживаем молодых режиссеров, в рамках государственного бюджета для этого есть отдельная строка — на дебютные фильмы.

5. Недавно вышел фильм Рустама Абдрашева, «Небо моего детства» (о первых годах Нурсултана Назарбаева. — OS), очень интересный. Хоть режиссер и использует воспоминания бывшего лидера государства, это не вызывает негативных эмоций: раньше бы такой фильм считали заказным. Он очень добрый, чистый, о детских годах человека, который стремился ввысь, мечтал стать летчиком. Я сама на него два раза ходила.


АЗЕРБАЙДЖАН
К вопросам

Нариман МАММАДОВ, продюсер студии «Нариманфильм»

©  Юлия Якушова

Нариман Маммадов, продюсер студии «Нариманфильм» - Юлия Якушова

Нариман Маммадов, продюсер студии «Нариманфильм»

1—2.
Азербайджанская киноиндустрия, на мой взгляд, сейчас находится в стадии возрождения. Последние пять лет руководство республики уделяет кинематографу достаточно много внимания, хотя до этого был период долгого застоя. Киноиндустрия — это, конечно, громкое название, но развитие заметно: ежегодно выпускается около пяти-шести картин, которые финансируются за счет дотаций, получаемых от Министерства культуры. Появляются совместные кинопроекты, в том числе с российскими продюсерами. В ближайшие годы ожидается реконструкция государственной киностудии «Азербайджанфильм».

Ежегодно выделяется примерно $7 млн (этим занимается Министерство культуры и туризма Азербайджана). Существует специальная программа для поддержки молодых талантов, им дают средства на производство короткометражных художественных фильмов. Какое-то количество кинематографистов ежегодно отправляют на учебу в другие страны, в том числе в Россию. В Азербайджанском государственном университете культуры и искусств есть актерский, режиссерский и искусствоведческий факультеты. В последние годы, в связи с тем, что финансирование становится все более существенным и у молодых режиссеров появляется возможность проявить себя в Азербайджане, они возвращаются на родину.

3.
Нет. И это основная проблема — дистрибуция. Катастрофически не хватает экранов. Всего один-два кинотеатра работают, и то они демонстрируют иностранные фильмы. Национальное кино существует только за счет государственных дотаций. Все упирается в развитие сети кинотеатров.
Безусловно, может помочь сотрудничество с другими странами. Например, фильм «Участок» Илгара Софата — первое совместное производство Азербайджана и Грузии. С Турцией сейчас сотрудничаем. Я думаю, именно в этом будущее азербайджанского кинематографа — в совместном кинопроизводстве.

5. Вообще все любят комедии, конечно. Но что странно, фильм «Участок» — мистическая драма — нашел широкий отклик у зрителей (и мы представляли его на «Оскаре»). Хорошие отзывы получил фильм «Сороковая дверь».
Увы, из всех фильмов, которые были произведены в Азербайджане, единственный, который вышел в прокат, — «Участок», и то потому, что это было условием участия в «Оскаре» (фильм произведен на студии «Нариманфильм» — OS).


УКРАИНА
К вопросам

Екатерина КОПЫЛОВА, Национальное агентство по кинематографии

©  Юлия Якушова

Екатерина Копылова, Национальное агентство по кинематографии Украины - Юлия Якушова

Екатерина Копылова, Национальное агентство по кинематографии Украины

1.
Год назад начался переломный период: мы пытаемся поменять государственную стратегию по отношению к кинематографу. Наши основные векторы развития, помимо создания украинского национального кино, — это ко-продукция и привлечение в страну проектов других стран. Ни для кого не секрет, что на протяжении двадцати лет украинское кино находилось в спячке. Реформирование законодательной базы началось только прошлой весной.

Сейчас странный период: мастера уже в почтенном возрасте, а то поколение, которое должно бы было творить сейчас, так и не реализовалось, так что проблема с образованием очень большая. Сейчас для нас самое главное — самоидентификация. Смотришь без звука французское кино — и без слов понятно, что оно французское, смотришь русское — понятно, что русское, и т.д. Вот и украинское кино должно самоидентифицироваться.
Целое поколение зрителей сформировано на чужом контенте: они любят американское, европейское кино. Для нас сейчас важно найти свой жанр, свой тип фильмов, который вернет зрителей в кино, потому что они ведь и сами хотят видеть национальное, украинское кино. Но нельзя, увы, за год успеть сделать то, чего не было двадцать лет.

2. Раньше у нас существовала программа «Создание и распространение национального фильма», в рамках госзаказа. В этом году она впервые разделена на госзаказ и господдержку (около 6 млн евро на госзаказ и около пяти — на господдержку). Госзаказ — это отражение государственных интересов (документалистика, детские и анимационные фильмы, режиссерские дебюты — финансирование до 100 процентов). Господдержка предполагает до 50 процентов финансирования плюс возможна копродукция: Украина уже два года как ратифицировала европейскую конвенцию о совместном производстве, и теперь мы можем легально сотрудничать. Права при этом остаются не у государства, а у продюсера. Система госзаказа унаследована от советского режима, для зарубежных копродюсеров она была, конечно, непонятна совершенно, поскольку все права переходили в руки государства. Был, конечно, и раньше опыт копродукции, но, так скажем, не совсем легитимный.

3. Нет: недостаточно показов, залов. Рано вообще об этом говорить. В России при двух тысячах залов не все окупаются, даже в Европе окупается один фильм из шести. Ничего не поделать — американский контент все заполонил. Вообще, есть индустриальное кино, сделанное ради прибыли; есть фестивальное, которое вообще никогда не окупится; есть идеологическое — тут тоже ни о какой окупаемости речи не идет.

4. Ну вот «Любовь в большом городе» (совместное производство украинской студии «Квартал-95» и российской компании «Леополис». — OS). Индустриальный проект? Да. Окупились они? Конечно! Просто это определенный, специфический продукт, который для того и создается, чтобы деньги получать.

5. Начиная с 2008 года у нас при государственной поддержке не выходило полного метра, в 2009-м финансирование практически отсутствовало, в 2010-м мы выплачивали долги и разбирались с замороженными проектами, так что похвастаться особо нечем. В частном кинематографе — та же «Любовь в большом городе», первая и вторая.


ТАДЖИКИСТАН
К вопросам

Махмадсаид ПИРОВ, директор киностудии «Таджикфильм»

©  Юлия Якушова

Махмадсаид Пиров, директор киностудии «Таджикфильм» - Юлия Якушова

Махмадсаид Пиров, директор киностудии «Таджикфильм»

1.
До 1990 года никаких проблем с кинематографом не было. После распада СССР все пришлось начинать с нуля: финансирование встало, все профессионалы уехали. В 2005 году была принята программа развития кино на пять лет, следующая будет действовать с 2011-го по 2015 год. Проблемы постепенно сглаживаются, снимаем в основном на цифру. Участвуем в международных мероприятиях, если есть возможность, нужно ведь как-то вывозить фильмы в свет. На данный момент государство выделяет в год около миллиона долларов на поддержание кино. Этого хватает, чтобы сохранить киностудию. Ну, можно еще снять часовой художественный фильм. Но нужны новые технологии, хорошая организация.

Стараемся сотрудничать с другими странами. В прошлом году с Францией, в позапрошлом — с Россией, снимали фильм «Снежный человек».

3. Если есть хороший проект, хорошие менеджеры, которые правильно организуют процесс, — все окупится.

4. В данный момент — нет. Но появляются частные компании, потихоньку идет развитие. В любом случае процесс уже начался. В 2008 году, например, я участвовал в Каннском фестивале, посмотрел, что там показывают, но мне не очень понравилось — я больше люблю человечные фильмы.

5. Ну, в основном сериалы пользуются популярностью, там национальный колорит: особенности характера, наша музыка. Они чем-то похожи на бразильские и мексиканские, которые в СССР показывали.


АРМЕНИЯ
К вопросам

Георгий ГЕВОРКЯН, директор Армянского национального киноцентра

©  Юлия Якушова

Геогргий Геворгян, директор Армянского национального киноцентра - Юлия Якушова

Геогргий Геворгян, директор Армянского национального киноцентра

1—5.
Мы сейчас снимаем три-четыре полнометражных фильма в год, и из них ни одного в сотрудничестве со странами СНГ, так что Moscow Business Square — хорошая площадка для сотрудничества. Проката у нас, считай, нет: всего один кинотеатр (был второй, но его закрыли). Те полнометражные фильмы, что снимаются, полностью оплачены государством. Наш фонд — чуть больше половины миллиона евро, фильмы в основном делаются в совместном производстве.​

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:3

  • vlad_dolohov· 2011-07-11 19:00:22
    Странно все это читать. И смешно... В Армении остался один кинотеатр, в Казахстане на фильм о Назарбаеве ходят, как раньше на Чапаева - минимум по два раза, в Литве хотят делать "нормальные международные картины", искусство не нужно в принципе, - Жалакявичус в этот момент наверняка в гробу перевернулся.
    В общем, кинематографа нет уже НИГДЕ, иллюзии же остались. Так и подмывает спросить: ребята, а зачем вам кино? Само ваше существование в качестве самостоятельных и независимых государств - уже само по себе "кино")))
  • Vladimir Zakharov· 2011-07-12 13:40:59
    а Узбекфильм где?
  • pockemon· 2011-07-12 15:56:13
    в казахстане кино - поддерживаемое государством - средство распилить бюджет фильма. а что при этом получилось на выходе - никого не интересует. в культуре - все сплошь малограмотные в рамках даже избы-читальни люди, просто чьи то племянники, внуки. сестры и братья. вообще - бизнес семейный.
Все новости ›