Оцените материал

Просмотров: 5355

Сны о реальном

Олег Аронсон · 04/06/2008
Сон давно стал одной из кинематографических метафор, способом показать или тайные желания персонажей, или абсурдность самой действительности

©  Кадр из фильма «Подглядывающий»  ⁄  film-virtualhistory.com

Сны о реальном
Кино позволяет обществу потребления потреблять то, что в принципе исключено из системы экономического обмена. Например, воспоминание или аффект, насилие или желание.
Некоторые вещи сегодня, когда мы смотрим кино, кажутся нам настолько привычными, что мы даже и не предполагаем, что сама их «привычность» — результат долгой работы воспитания восприятия. Историки кино могут рассказать о том, какое удивление вызывал на заре кинематографа, например, крупный план или обычный монтажный стык, которые ныне являются обычными повествовательными фигурами... Фрагментация человеческого тела или пространства могли вызывать шок. Однако шоки эти были кратковременными, и публика быстро осваивала кинематографическую грамматику.

Однако параллельно этому усвоению изобразительного языка кино шел и другой процесс, куда менее очевидный. То, что в ранних кинотеориях называлось «языком кино» постепенно становилось языком воспринимаемой реальности. «Видеть» стало означать «вычленять», «отбирать», «монтировать», но также и «не замечать». И прежде всего — не замечать различий. Одно из таких различий, которое постепенно стало невидимым — различие между сном и явью. Речь, конечно, идет о способе показывать сновидение. Если в немом кино было множество приемов изобразить сновидение (от объясняющих титров до искажающей оптики или вирированной пленки), то в современном кино это встретишь уже крайне редко.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

Все новости ›