Оцените материал

Просмотров: 3355

Пять загадок нового кино

01/04/2008
Что это – ошибки сценаристов? Ляпы режиссеров? Капризы продюсеров? Как можно было снять вполне вроде бы приличный или даже замечательный фильм и допустить такую оплошность? Вот пять главных непоняток этого киносезона

Имена:  Джейсон Райтман · Джулиан Шнабель · Клод Лелуш · Мишель Гондри · Тим Бертон

Пять загадок нового кино
1. «Железнодорожный роман». Клод Лелуш. Герой — литературный секретарь известной писательницы — боится, что она убьет его и припишет себе авторство его нового гениального романа. Хитрый секретарь имитирует самоубийство. Потом — торжественно появляется, чтобы разоблачить плагиаторшу. Но перед тем как объявиться среди живых, он где-то скрывается целый год, причем так, что об этом не знают ни его любимая, ни даже самые близкие родственники. Зачем? И как ему это удалось? И что он все это время делал?

2. «Перемотка». Мишель Гондри. Герои работают в видеопрокате, где из-за их разгильдяйства размагничиваются все кассеты. Ладно, оставим на совести автора, что таких прокатов, где вместо DVD — одни видеокассеты, сегодня просто не существует в природе. Но герои, вместо того чтобы быстренько заменить испорченные кассеты новыми, начинают снимать собственные версии тех фильмов, которые требуют посетители. Удивительно. А еще удивительнее то, что посетители, вместо того чтобы закатить скандал, с удовольствием смотрят эту самопальную ерунду и готовы платить за нее большие деньги.

3. «Джуно». Джейсон Райтман. Девушка забеременела от одноклассника. Она его не любит, он ее тоже, секс вышел чисто случайно и обоих не впечатлил. Одноклассник заводит роман с другой, девушка собирается отдать ребенка бездетной паре и влюбляется в приемного отца. Но в финале героиня вдруг решает, что главная любовь ее жизни — тот самый одноклассник, а парень с этим покорно соглашается. Лауреатка «Оскара» Дьябло Коди сочинила самый невероятный хеппи-энд этого года.

4. «Скафандр и бабочка». Джулиан Шнабель. Герой парализован, но пытается сочинять книгу. «Пишет» он так: помощница по очереди называет ему все буквы алфавита. Когда доходит до нужной — он моргает. За день им удается записать примерно абзац. Казалось бы, стиль героя должен стать образцом лаконизма и смысловой насыщенности. Но нет, бывший редактор журнала Elle сочиняет многословно и вяло. Типа «нежный ропот волн, набегающих на песчаный берег, навевал воспоминания о моей былой жизни, которая...». Может, стоило покороче, Склифосовский?

5. «Суини Тодд, демон-парикмахер с Флит-стрит». Тим Бертон. В финале, когда обезумевший парикмахер режет всех, кто подвернется под руку, в его смертоносном кресле оказывается его собственная дочь. Они не узнают друг друга. Парикмахер взмахивает бритвой. Публика замирает. Вдруг ни с того ни с сего парикмахер кричит «Забудь мое лицо!» и убегает. Вот интересно, это голос крови в нем заговорил или продюсеры испугались жестокости, хотя уже поздновато было?

 

 

 

 

 

Все новости ›