Неизменно выдающееся кино Тарра невыносимо.

Оцените материал

Просмотров: 24249

«Туринская лошадь»

Алексей Гуськов · 19/03/2012
АЛЕКСЕЙ ГУСЬКОВ о фильме, который хочет быть последним на свете

Имена:  Бела Тарр

©  Cinema Prestige

Кадр из фильма «Туринская лошадь»

Кадр из фильма «Туринская лошадь»

«Туринская лошадь» неспешно приходит из тишины и мрака, в них же, не торопясь, удаляется. Запертый в темноте голос зачитывает предисловие: историю судьбоносной встречи Ницше с извозчиком и его несчастной скотиной на улицах Турина. Сжалившийся над животным философ повредится умом, а что стало с лошадью, говорит голос, — неизвестно. Закадровый бог за шесть дней неспешно остановит вращение лошадиной вселенной, изредка отстраненно и безучастно комментируя угасание дела рук своих.

Лошадь — ключевой, хотя и не центральный, персонаж фильма. Сквозь холодный ветер она плетется домой, чтобы больше никогда уже не есть, не ходить и почти не появляться в кадре, выстроенном вполне антропоцентрично, вокруг увечного извозчика и его смурной дочери. Последние, как мы вскоре понимаем, дни эти печальные едоки картофеля проводят рутинно: встают, одеваются, едят (руками), выпивают палинки и безуспешно пытаются вывести свою депрессивную кормилицу на работу. Сдаются, раздеваются, ложатся спать. Кругом никого нет, однообразно и без конца воет холодный ветер, на горизонте — дерево, во дворе — колодец.

©  Cinema Prestige

Кадр из фильма «Туринская лошадь»

Кадр из фильма «Туринская лошадь»

Колодец, хоть и статичный, — вторая по важности фигура картины. С ним связан один из двух ярких разрывов в неподвижном, как глаз извозчика, пространстве фильма. Каждый новый день здесь помечен очередной вехой необратимости, и однажды ей становится приезд шумных цыган, пожелавших напиться из колодца. Им не удается попутно увлечь за собой дочь извозчика, но вода с ними уходит.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:2

  • jass· 2012-03-20 13:21:30
    Спасибо за рецензию! Фильм уже появился в свободном пространстве. Выберу время - посмотрю.
  • jass· 2012-04-15 21:49:46
    Что ж, фильм действительно тяжелый - как по форме, так и по содержанию. Кадры длинные, снятые так называемой "живой" камерой. Таким же приемом воспользовался Триер в "Меланхолии". Но там "живая" камера оказалась чересчур уж "живой", и эффект дрожания умело подкорректирован монтажом. У Тарра кадр более уравновешен, склейки представлены в виде крупных кадров - выстиранной рубашки или закрытой двери. Затянутость действия скрашивается сменой планов (особенно в самом начале, когда лошадь возвращается домой). Аналогий много, в том числе и со знаменитой картиной Ван Гога "Едоки картофеля": та же безысходность во всем, скудость обстановки, унылое выражение на лицах. Появление посторонних персонажей лишь усиливает эффект одиночества: пришлые все-таки уходят, а дочь с отцом остаются. Чтобы умереть.
Все новости ›