Все мои герои чем-то обделены. И каждого из них очень трудно полюбить. Они все неприятнее и неприятнее – от фильма к фильму.

Оцените материал

Просмотров: 13622

Андреа Арнольд: «Эмили Бронте не знала, что ее роман будут читать. Может быть, именно так нам следует снимать кино?»

Мария Кувшинова · 12/03/2012
Режиссер нового «Грозового перевала» о том, как превратить классический текст в произведение современного визуального искусства

Имена:  Андреа Арнольд · Эмили Бронте

©  Getty Images / Fotobank

Андреа Арнольд

Андреа Арнольд

В российский прокат выходит «Грозовой перевал» — третья полнометражная работа британского режиссера Андреа Арнольд. Она дважды получала в Каннах приз жюри: в 2006-м — за «Красную дорогу» (о женщине, по работе и природной склонности наблюдающей через камеры слежения за всем городом), в 2009-м — за «Аквариум» с Майклом Фассбендером (подробнее о фильме — здесь).

«Грозовой перевал» — предельно современная экранизация единственного романа Эмили Бронте, в которой классический материал становится поводом для визуальных поисков. Чтобы подчеркнуть чужеродность главного героя картины, найденыша Хитклиффа, провинциальной реальности Северной Англии XVIII века, Арнольд делает его чернокожим (подробнее о фильме, впервые показанном в конкурсе прошлого Венецианского фестиваля, — здесь и здесь).

МАРИЯ КУВШИНОВА поговорила с Арнольд о том, как превратить классический текст в современное произведение визуального искусства, а также о связи Хитклиффа с прошлогодними лондонскими погромами.


— Вы как-то сказали, что не собирались полемизировать с предыдущими экранизациями «Грозового перевала».

— Не собиралась, потому что почти ничего не видела. Только фильм с Лоуренсом Оливье, да и то в детстве. Вместе с бабушкой, которую навещала каждое воскресенье. Не думаю, что что-то поняла, но характеры запомнились.

— И так вы впервые узнали о «Грозовом перевале»?

— И так я впервые узнала о «Грозовом перевале». Книгу прочитала позже.

— Что, кстати, этот роман значит для англичан?

— Его читают в школе, и у всех есть собственные представления о том, каким должен быть Хитклифф. Для режиссера это проблема (смеется).

— Тем рискованнее было ваше решение сделать Хитклиффа чернокожим.

— В книге он определенно белый. Но он другой, и это важно. Почему с ним так обращались? Что будет с чужаком, который появляется в небольшом деревенском сообществе? В связи с Пикассо говорили о «вертикальном вторжении». То же самое можно сказать о Хитклиффе.

— У вас он чужак, и он все время за всеми подглядывает — как и героиня вашего первого фильма «Красная дорога».

— Да, да. Это моя обсессия (смеется). Когда я пишу сценарий, тема подглядывания вылезает наружу откуда-то из глубин подсознания. Но думаю, вы лучше это сможете объяснить, чем я сама.

— Может, вы себя ощущаете аутсайдером.

— Скорее меня занимает вопрос, что такое быть аутсайдером. Что чувствует такой человек?

Читать текст полностью

Ссылки

 

 

 

 

 

Все новости ›