В Греции вообще непонятно, что делать.

Оцените материал

Просмотров: 11191

Ангелики Папулиа: «В Греции власть реагирует на интересы народа так же, как у вас. То есть никак не реагирует»

Антон Сазонов · 05/03/2012
Икона нового греческого кино о том, чего нет в Греции

Имена:  Ангелики Папулиа · Йоргос Лантимос

©  Евгений Гурко / OpenSpace.ru

Ангелики Папулиа

Ангелики Папулиа

На прошлой неделе в кинотеатре «35 мм» в рамках первого фестиваля нового греческого кино прошла российская премьера «Альп» Йоргоса Лантимоса, режиссера «Клыка». С актрисой Ангелики Папулиа, сыгравшей в фильме главную роль, встретился АНТОН САЗОНОВ.


— Большинство «новых волн» выдумываются кинокритиками. Как человек, который находится внутри процесса, как вы считаете: греческая «новая волна» действительно существует? Или это просто группа друзей, объединенных общими интересами?

— Второй случай. Это группа людей, просто снимающая кино. И все. Да, мы все знакомы, но никакой «волны» нет. Критикам нравится писать, что она есть, но мне так не кажется. Большинство людей, которые действительно хотят делать кино, не могут себе это позволить в Греции. У нас в стране сейчас очень сложно заниматься кино. Денег от правительственных фондов ждать не приходится. Поэтому у кинематографистов остается единственный вариант — обходиться своими силами и всячески поддерживать друг друга. Мы все принадлежим к одному поколению, мы родились в одно и то же время. У нас у всех схожие взгляды на жизнь и творчество. Чтобы что-то создавать, мы ничего не ждем, мы просто действуем. И никогда не простаиваем на месте. А главное — мы одинаково смотрим на то, как нужно снимать кино.

А какие, по-вашему, перспективы у греческого кино?

— Сложный вопрос. Надеюсь, что ситуация изменится к лучшему, но с учетом глубокого экономического кризиса в стране едва ли стоит рассчитывать, что станет легче снимать кино. Возможно, наоборот — все только усугубится. Не могу дать точный прогноз. Никто не знает, что случится с самой Грецией, с кино — тем более. Даже Йоргос, получивший в Каннах приз за «Клык», с трудом нашел деньги на «Альпы». В такой обстановке возникает логичная мысль — не попробовать ли снять фильм за границей, раз это не получается сделать дома.

— Да, насколько я знаю, Лантимос хочет дальше снимать кино за границей — с иностранными звездами, с бюджетом. Вы тоже хотите сниматься в иностранных фильмах?

— Да, потому что в Греции вообще непонятно, что делать.

©  Евгений Гурко / OpenSpace.ru

Ангелики Папулиа

Ангелики Папулиа

— Значит, успех двух последних картин Лантимоса никак не повлиял на вашу карьеру?

— Ну да. Я разве что стала больше путешествовать, и это прекрасно. Я побывала на всех крупных фестивалях. Еще за это время мы стали друзьями с Йоргосом. Для меня это очень важно. Что касается моей актерской карьеры — предложения на меня не посыпались.

— То есть все плохо, да еще и Тео Ангелопулос недавно погиб…

— Я услышала о его гибели, находясь в Нью-Йорке, где я сейчас живу. Конечно, печально, что так случилось, но Ангелопулос уже был очень стар. Я не могу сказать, что он на меня как-то особенно повлиял. Понимаю, конечно, что это большая потеря для Греции, но ему на смену пришло новое поколение режиссеров. Для страны это очень важно.

— Вы тоже сбежали из Греции?

— Я уехала на время, мне захотелось сделать большой перерыв. Всегда мечтала попробовать пожить за границей, но из-за театра не могла это себе позволить. Когда ты в труппе, из-за ежедневных спектаклей и репетиций не до поездок. Но я обязательно вернусь обратно, опять-таки ради работы в театре. Последние пять месяцев я живу в Нью-Йорке. Много хожу в кино, на выставки, в кафе. Тут я чувствую себя более свободной. Веду себя как туристка — ничего особо не делаю и наслаждаюсь каждым проведенным моментом. Правда, здесь очень дорого жить. У меня нет денежных накоплений, поэтому приходится подрабатывать в кофейне.

— Я правильно понимаю, что в греческом кино много людей из театральной среды?

— Ну, Лантимос поставил пару спектаклей, но это же не основная его деятельность. Цангари, насколько мне известно, ничего в театре не делала. Про остальных я не знаю. Но, мне кажется, у нового греческого кино не так уж много театрального бэкграунда. Не думаю, что театр как-то особенно на них повлиял. К чему они действительно имеют прямое отношение, так это к рекламе. Приходится как-то зарабатывать на жизнь.

— Лантимос в своем подходе к режиссуре предпочитает спонтанность. А вы строго следуете прописанным для вас ролям?

— Он часто просит импровизировать, это правда. В «Альпах» мы очень много импровизировали. Мне это очень нравится. Лантимос задает некие условия, командует «мотор», и мы начинаем в них существовать. Но его последний фильм состоит не только из импровизаций. Некоторые эпизоды с самого начала были подробно прописаны в сценарии. А что-то прописывалось прямо во время съемок. И нам оставалось идти строго по тексту. Лантимос не следует какой-то одной догме, он использует те художественные средства, которые пойдут на пользу фильму. Поэтому много эпизодов, где актеры импровизировали, в итоговую версию «Альп» не вошли. Лантимос точно знает, что он хочет.

©  Евгений Гурко / OpenSpace.ru

Ангелики Папулиа

Ангелики Папулиа

— Многие считают «Клык» и «Альпы» взаимоисключающими фильмами. А вы?

— В обеих картинах есть схожие элементы, но в «Альпах» Лантимос пошел дальше. Поднялся на новую ступень. Тот мир, который он создал в «Клыке», в следующем фильме стал еще глубже и насыщеннее. Они мне не кажутся разными. Наоборот, они друг друга дополняют.

— Внутри своей компании Haos Film Лантимос и Цангари договорились снимать кино по очереди. Теперь наступил черед Цангари. Вы знаете, над чем она сейчас работает?

— Я знаю, что она собиралась снимать следующий фильм, но мы с ней это не обсуждали. Так что ничего об этом не знаю.

— Есть какая-то роль, которую вы хотели бы сыграть?

— Никогда об этом не думала. Мне нравится работать с конкретными людьми. Если эти люди интересные, я с удовольствием буду с ними работать. Желания сыграть определенную роль у меня нет.

— Вы читали открытое письмо современных французских философов, опубликованное в газете Liberation с заголовком «Спасти Грецию от ее спасителей!»?

— Нет. О чем оно?

— Речь в нем идет о том, что кредит, который собираются выдать Греции, наоборот, только погубит страну.

— Надеюсь, что кредит все-таки поможет, но мне сложно в это поверить. Я не доверяю людям, которые в моей стране сейчас стоят у власти. Поэтому, возможно, станет только хуже. Если честно, я очень разочарована в своей стране, не знаю, что с ней будет, и не хочу об этом думать. Поскольку, как только я начинаю задумываться о том, что происходит в Греции, у меня сразу возникает ощущение безнадежности. Простите.

©  Евгений Гурко / OpenSpace.ru

Ангелики Папулиа

Ангелики Папулиа

— Выход из ситуации вы видите?

— Как я могу его видеть. А вы видите?

— Я и в своей-то стране не вижу выхода.

— У вас в России похожие проблемы?

— Если вкратце, проблемы в России носят политический характер.

— У нас недовольные положением дел люди постоянно выходят на улицы, устраиваются массовые беспорядки. Буквально пару недель назад в Греции опять происходили погромы и поджоги, но полиция использовала химическое оружие. Ничего не меняется от этого. А что именно могло бы хоть что-то изменить — у меня давно нет ответа.

— У нас люди пока мирно выражают свою гражданскую позицию. Но наше терпение тоже не вечно.

— Политики никогда не уважают мнение своих граждан. В Греции власть реагирует на интересы народа так же, как у вас. То есть никак не реагирует.

 

 

 

 

 

Все новости ›