Я никогда не снимал вестерн. Я сделал много фильмов о мужчинах на лошадях.

Оцените материал

Просмотров: 49614

Хозяин насилия

Анжелика Артюх · 20/06/2011
В преддверии ретроспективы на ММКФ АНЖЕЛИКА АРТЮХ отвечает на вопрос, зачем сегодня нужен Сэм Пекинпа

Имена:  Сэм Пекинпа

©  33-й Московский Международный кинофестиваль

Сэм Пекинпа

Сэм Пекинпа

С 23 июня по 2 июля пройдет очередной Московский кинофестиваль. Одна из программ ММКФ — ретроспектива Сэма Пекинпа. О «кровавом Сэме» рассказывает АНЖЕЛИКА АРТЮХ.

Зачем сегодня нужен Сэм Пекинпа? Затем, чтобы убедиться в том, что показ кровавого (или, как его называют в Америке, «графического») насилия в кино начался далеко не со Скорсезе, Оливера Стоуна, Де Пальмы, Джона Ву, Тарантино и прочих знаменитых философов экранной жестокости.

Сэм Пекинпа с его фильмами «Дикая банда», «Соломенные псы», «Пэт Гэрретт и Билли Кид», «Принесите мне голову Альфредо Гарсиа», «Штайнер — Железный крест» стоял у истоков того способа демонстрации насилия, от которого кино вряд ли уже когда-нибудь сможет отказаться. Но то, что для его последователей является скорее элементом стиля (а порой и стилизации), для самого Пекинпа было философией и способом видения современного мира, в котором насилие превратилось в базовую составляющую. «Кровавый Сэм» (как называли режиссера СМИ) не был первооткрывателем воздействия на зрителя экранной жестокости — до него это сделали Сергей Эйзенштейн, Альфред Хичкок, Артур Пенн, Серджио Леоне. Но именно он предложил новую модель, визуальный тренд, повлиявший на последующее поколение режиссеров.

©  33-й Московский Международный кинофестиваль

Кадр из фильма «Майор Данди»

Кадр из фильма «Майор Данди»

Сэм Пекинпа пришел в кино с телевидения в эпоху заката золотого Голливуда. Новый Голливуд еще только маячил на горизонте, но структуры классического кино, включая жанровые, уже пересматривались. Переосмыслялся и вестерн, ставший в это время ревизионистским, в том числе благодаря Пекинпа, который начал работу в кино именно с него. С 1961-го по 1965-й он снял подряд три вестерна, в каждом из которых уже было то, что в дальнейшем заставит Джека Уорнера сказать о пенновских «Бонни и Клайде»: «Здесь плохих не отличить от хороших».

Мрачность, цинизм, ирония и моральная амбивалентность появились уже в его дебюте, в «Опасных попутчиках» (1961). Там главный герой случайно убивал ребенка, а в финале соблазнял его мать прямо над могилой мужа. В двух других вестернах — «Скачи по высокогорью» (1962) и «Майоре Данди» (1965) — в центре внимания также оказывались брутальные, неоднозначные герои. Однако они не помешали критику Робину Вуду назвать Сэма Пекинпа прямым наследником Джона Форда — и тот и другой «одинаково исследовали напряжение между американским идеалом и изменчивой действительностью». Сам Пекинпа не думал о себе в столь возвышенных категориях. Он говорил: «Я никогда не снимал вестерн. Я сделал много фильмов о мужчинах на лошадях».

В 1969 году Пекинпа закончит «Дикую банду», и сразу станет понятно, кто теперь хозяин насилия в американском кино. Вплоть до 1968 года, когда пуританский Кодекс Хейса был заменен системой рейтингов, Пекинпа (как и большинство режиссеров в Голливуде) был практически лишен возможности открыто исследовать жестокость на экране. Немногим удавалось вырваться вперед в этом плане — прежде всего Артуру Пенну с его «Погоней» (1966) и «Бонни и Клайдом» (1967), представляющим американское общество как общество насилия.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:1

  • bezumnypiero· 2011-06-20 15:00:46
    --> соблазнял его мать прямо над могилой мужа.

    не соблазнял, там нормальные романтические отношения, и не над могилой, а пересекая прерию.

    --> В «Соломенных псах» герой Хоффмана говорит: «Я не позволю насилия против моего дома — это и есть я».

    надо сначала вспомнить сцену с повешенным котом, когда Хоффман говорит что это мог сделать кто угодно и именно его жена-англичанка рассматривает это как вторжение.
Все новости ›