Сейчас лошадь жива-здорова, обитает в засекреченном месте – в прекрасном обширном поместье; ей восемь лет, она беременна и прекрасно себя чувствует.

Оцените материал

Просмотров: 38969

Бела Тарр: «Я никого не осуждаю – я и сам в числе виноватых»

Антон Долин · 18/02/2011
Главное событие Берлинале – «Туринская лошадь» легендарного венгерского режиссера

Имена:  Бела Тарр

©  DPA / Photas

Бела Тарр

Бела Тарр

Главным событием 61-го Берлинале стала мировая премьера «Туринской лошади» легендарного венгерского режиссера Белы Тарра. В его фильмы — черно-белые, виртуозные, невероятно медленные и загадочные — влюблены критики и многие коллеги, от Джима Джармуша до Гаса Ван Сента, хотя в прокат они выходят крайне редко (на российские экраны не выходил ни один). Новая работа Тарра станет последней в его творчестве — об этом он заявил еще до премьеры. Взяв за основу апокриф о том дне, когда Фридрих Ницше окончательно потерял рассудок, режиссер решил проследить судьбу лошади, которую философ перед помутнением обнял и закрыл своим телом от ударов кнута. Картина Тарра передает величественную монотонность сельской жизни, рассказывая о повседневной судьбе хозяев лошади, старика-крестьянина и его дочери: постепенно бытовая фреска превращается в историю о конце света. Сразу после премьеры в Берлине с Белой Тарром встретился корреспондент OPENSPACE.RU.

— С чего начинался этот фильм?

— Однажды вечером в 1985 году мой сценарист Ласло Краснахоркаи читал свои сочинения со сцены одного театра, и я там тоже присутствовал. Последним фрагментом, который он прочитал, был тот короткий текст, который стал прологом фильма. История о том, как Фридрих Ницше со слезами на глазах обнял посреди Турина лошадь, которую избивал извозчик, а потом сошел с ума и ни с кем не разговаривал одиннадцать лет, до самой смерти. Текст Ласло завершался вопросом: «Что случилось с той лошадью?» Этот вопрос меня растрогал. Позже, через несколько лет, я вернулся в Венгрию из Берлина, где прожил некоторое время, и искал себе дом. Я нашел в деревне старую полуразрушенную ферму — потрясающее здание, бывшую таверну со стойлом для лошадей. Увидев это, я вспомнил историю о туринской лошади и сказал Ласло: «Мы должны ответить на твой вопрос». Написали короткий синопсис — совсем недлинный, как памятку: там был отец, была дочь и был их гость, то ли сосед, то ли незнакомец. На дворе стоял 1990-й, и мы отложили этот проект, занявшись «Сатанинским танго», которое отняло пять лет работы.

Прошло еще несколько лет, и мы снимали «Человека из Лондона». Экономический кризис застал нас врасплох, и это было очень болезненно: съемки прервались на год, мы снова искали инвестора, бесконечно переговариваясь с банками и новыми продюсерами. Грустное было время для меня. Тогда ко мне пришел Ласло и утешил меня, сказав: «Забудь о трудностях, нам пора вернуться к нашей лошади!» Работа над сценарием стала терапией. Мы вместе думали две недели, а потом Ласло принес и положил мне на стол текст. Прекрасный литературный текст.

— Прозаический? Не сценарий?

— Да, это была проза.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:5

  • sinefil2· 2011-02-18 13:52:54
    спасибо, Антон.
  • Afilla· 2011-02-18 21:12:36
    Чудесные фильмы, чудный Бела Тарр, Мастеру поклон, буду ждать возможности посмотреть Лошадь. Не ясно только как с музыкой, видимо Вига не будет.
  • gorod_solnca· 2011-02-19 20:31:08
    Как приятно читать интервью с человеком, за плечами которого - плодотворное время. Бела Тарр - эдакий флегматичный европейский романтик - просто очаровывает. Не смотря на то, что изображённая им жизнь - чёрно-белая, в ней чувствуется вкус. Он рассказывает о рутине будней, монотонности существования, но находит в повседневности место необычным историям и поступкам. Спасти лошадь, построить настоящий дом, переквалифицироваться в таксисты - в этом человеке столько ярких красок. Антон, спасибо за беседу с таким замечательным человеком!
Читать все комментарии ›
Все новости ›