Оцените материал

Просмотров: 14248

«Озеро»

Борис Нелепо · 26/08/2009
Французский радикал Филипп Гранрийе, вдохновляясь историей чернобыльских отшельников и норвежской литературой, снял русских актеров в немом фильме о запретной любви

Имена:  Филипп Гранрийе

©  P&I Films

«Озеро»
В неких горах у озера живет семья. Алекси (Дмитрий Кубасов) — дровосек, он рубит лес, страдает от приступов эпилепсии и неразделенной любви к родной сестре Хеге (Натали Рехорова). Однажды в этот замкнутый мир вторгается чужак из внешнего мира — Юрген (Алексей Солончев), который приходит рубить лес, а вместо этого уносит сердце Хеге. Русские актеры не знали французского языка — он им и не понадобился. У Гранрийе принципиально неактерское кино, на весь фильм — порядка двадцати реплик. Редкие отрывистые фразы на ломаном французском, акцент — все это работает на создание странной и схематичной атмосферы, которой добивался режиссер.

Гранрийе расчищает все лишнее, доводит сюжет почти до абстракции, не объясняя и не интересуясь происхождением этой странной семьи и тем, почему она живет в добровольном отшельничестве. Вместо этого он создает кинематограф поз, жестов и чувств. Он пишет свои сценарии стихами («Его сестра стоит перед ним. Ее великолепное лицо перед ним. / Она смотрит на него, рубящего дерево. / Она наблюдает за сильным, мускулистым телом брата. / Он счастлив, что она здесь»), это почти поэзия — отсюда и вполне понятная высокопарность. Режиссер словно вживается в камеру, которая трясется, плавает и приближается к человеку настолько, насколько это возможно. Французский киновед Николь Бренез, написавшая о Гранрийе книгу, назвала его предыдущую работу, «Новая жизнь», «первым фильмом, снятым изнутри человеческого тела». Гораздо больше слов Гранрийе интересует тактильность, которую он виртуозно передает — в кадре силуэты лиц в темноте сменяются планами рук и прикосновений.

Читать текст полностью

Ссылки

 

 

 

 

 

Все новости ›