Оцените материал

Просмотров: 29485

«Битва у Красной скалы»: премьера

Максим Эйдис · 28/07/2009
Джон Ву вернулся домой, припал к истокам и своим фильмом по мотивам «Троецарствия» живо напомнил всем, кто в доме хозяин

Имена:  Джон Ву · Чжан Имоу

©  WEST

«Битва у Красной скалы»: премьера
Джон Ву, создатель «Наемного убийцы» и «Круто сваренных», так долго отсутствовал у себя на родине, снимая посредственные голливудские боевики, что на него уже перестали и надеяться: мол, продался, состарился, чего уж от такого ждать. Дошло до того, что лучшим жанровым режиссером Поднебесной на полном серьезе стали провозглашать Чжана Имоу, после «Героя» сначала скатившегося к лубочной шекспировщине, а затем и вовсе оказавшегося кем-то вроде главного церемониймейстера Народной Республики.

Теперь, наконец, Джон Ву вернулся домой, припал к истокам и положил конец безобразию. Своим фильмом «Битва у Красной cкалы», поставленным по классическому роману «Троецарствие», он живо напомнил всем, кто в доме хозяин.

Несмотря на то что китайская версия картины вдвое длиннее западной и вдобавок разбита пополам, Ву при всем желании не смог бы вместить в нее «Троецарствие» полностью. Толстенная книга состоит из ста с лишним глав, и для адекватного ее переноса на экран понадобился бы целый киносериал. В фильм вошла лишь небольшая часть романа — история военного противостояния между императорской армией под командованием полководца Цао Цао и войсками его неприятелей: мудрого даоса Чжугэ ­Ляна (Канеширо) из царства Шу и Чжоу Юя (Тони Люн) из царства У — великолепного музыканта и военного стратега, женатого вдобавок на самой красивой женщине Китая.

Словом, «Красная cкала» — масштабный блокбастер (бюджет — 80 млн американских долларов), снятый в модном ныне жанре сказочно-исторического эпика. Казалось бы, вряд ли здесь можно сказать что-нибудь интересное — только за последние несколько лет в Китае подобных картин снято не менее десятка. И все же Ву это удалось, причем не только за счет уникального, фантастического и, как выяснилось, вовсе не утерянного владения формой. Да, что касается формы, в «Красной скале» прекрасно все, кроме разве что не дотягивающей временами до совершенства компьютерной графики: и обязательные для Ву взлетающие голуби, и многофигурные дуэли, и тонко рассчитанная, снятая непременным рапидом хореография батальных сцен, которые Джон Ву умеет снимать хоть с пистолетами, хоть с мечами и копьями. Снимать так, как никто другой, — жестко и одновременно красиво, но без чрезмерного упоения «поэзией боя». Война в фильме Ву вовсе не калейдоскоп искусно разукрашенных поединков, как у Имоу. Война — это убийство и кровь, грязь и оторванные конечности; вороны, клюющие трупы на поле брани, и женщины, оплакивающие своих возлюбленных. «Солдаты не шутят», — говорит Чжоу Юй своему союзнику. И хотя в фильме с лихвой хватает и «танцев с саблями», и комических эпизодов, но, когда дело доходит до убийства, Ву серьезен, как китайская гробница.

©  WEST

«Битва у Красной скалы»: премьера
И все же главная неожиданность здесь кроется не в форме, а в содержании. Начать с того, что оба положительных героя по сути своей сепаратисты. Конечно, ни о каком неповиновении императору здесь речи не идет — главным врагом персонажей Такеши Канеширо и Тони Люна объявлен полководец Цао Цао, а Сын Неба здесь как будто и ни при чем. Более того, Чжугэ­ Лян и Чжоу Юй время от времени произносят что-то вроде «мы всегда будем верны императору». Но нельзя забывать, что, хоть фильм и был снят в Китае, Джон Ву — китаец не материковый, а гонконгский, а потому столь милая сердцу государственника Чжана Имоу идея «все под Небесами» вряд ли может быть ему близка.

В то же время не стоит сводить смысл картины исключительно к идеологическим претензиям вернувшегося, по сути, уже в другую страну режиссера: здесь всё гораздо глубже и интереснее. Официальная, господствующая идеология Китая — не только коммунистическая, но и конфуцианская — утверждает себя в рациональном созидании и отстаивает примат организации над природным, естественным началом. Почитай старших и руководство, подчиняйся, соблюдай заведенный порядок. В «Красной скале» все иначе: в соответствии не с конфуцианской, а скорее даосской философией здесь побеждает не тот, у кого более жестко выстроена структура, и не тот, кто состоит на службе у императора. Победа остается за тем, кто ближе к природе, а потому понимает волю Небес. И хотя между противниками здесь и происходит своеобразная «битва умов», «рацио» в итоге проигрывает: недаром побежденный Цао Цао говорит с досадой: «Да, такого исхода я не смог предвидеть». Так же, как и мы, увы, не смогли предвидеть, что «Битва у Красной скалы» окажется если не лучшим фильмом этого года, то уж точно одним из лучших.

Ссылки

 

 

 

 

 

Все новости ›