Оцените материал

Просмотров: 3769

Галерея Iragui открылась в Москве

Мария Рогулёва, Анастасия Палёнова · 21/03/2008
Свято место пусто не бывает – по адресу Малая Полянка, дом 7/7, строение 5 открылся московский филиал парижской галереи Iragui


Для корректного отображения содержимого этого блока, а также просмотра галерей фото и видео, которые представлены на нашем сайте, пожалуйста, обновите ваш Flash player до текущей версии.

Вы можете сделать это на сайте компании Adobe: http://www.adobe.com/ru/


Ядро этой выставки — французские художники моего поколения, с которыми я работаю с самого начала. Выставка так и называется — «Поколение 70». Я говорю не о художниках, которые жили и работали в это время, а о тех, которые родились в семидесятые. В 1992 году основатель ярмарки FIAС и известный галерист Ивон Ламбер сказал, что живопись мертва. Те, кто тогда поступил в парижскую Академию художеств, думали стать живописцами и рисовальщиками, а превратились в художников новых медиа. Очень немногие стали по-настоящему заниматься живописью. Вот этих людей я и выставляю. Когда мы встретились, все они были выпускниками, которых вскоре очень быстро разобрали другие галеристы.

О галерее

Первая большая выставка прошла в 2003 году в Париже. В то время у меня не было своего помещения, и мы разместили работы в Архитектурной школе напротив фонда Картье, на площади в 600 кв. метров. Тогда публика еще не была готова к возвращению живописи. Провести подобную выставку в центре Парижа казалось нереальным. Когда я обращалась в различные инстанции, мне говорили: «Живопись? О, вам нужно обратиться в центр искусств где-нибудь на периферии». Если вы помните, Саатчи сделал выставку «Триумф живописи» всего-то три года назад, в 2005-м. Даже Филипп Пиге, очень известный критик, который пишет для Le Monde и который написал текст для нашей теперешней выставки, лет шесть назад говорил о современной живописи совершенно иные вещи.

О живописи

Сначала мне было интересно старое искусство. Я училась в Сорбонне, занималась живописью XVIII века, а потом изучала музейное дело в школе Лувра. Поэтому, когда я решила заняться современным искусством, живопись была мне наиболее понятна: здесь даже между художниками разного времени всегда можно найти что-то общее. Галерея знакомит и с другими медиа современного искусства. Просто на открытии в Москве захотелось показать именно тех людей, которые оказали мне доверие и остались верны все эти годы.

Русские для парижан: Пепперштейн

Сразу после первой выставки ко мне пришел французский куратор Роман Ларивьер и сказал: «Слушай, ты же русская, надо бы и русских художников показывать». Впоследствии он и свел меня с Павлом Пепперштейном, который уже был известен немецкоязычной публике, но совершенно не показывался в Париже. Паша очень сложный художник. У него нет стандартных атрибутов современного автора — нет ателье, биографии, сайта; он не пользуется Интернетом. Я приехала в Москву, мы с ним встретились и очень долго разговаривали. В итоге он меня убедил, и мы сделали выставку «Музыка, деньги, мечты» в красивейшем пространстве на Рю-де-ла-Пе в 2004 году. Тогда мы продали большую работу в Центр Помпиду. Роман Ларивьер был куратором выставки и имел некоторые связи в высших художественных кругах Парижа. Он позвонил одному куратору, тот другому. Это очень непростой процесс. Они приходят коллективно, смотрят, ходят кругами вокруг работы. В итоге окончательно она была продана в июне 2005 года, тогда как выставка открылась в конце 2004 года.

О других русских художниках

После Пепперштейна я делала выставку, посвященную литературе, с Георгием Литичевским и Ириной Вальдрон. Потом была выставка Kavkaztrance с группой ПГ, которая потом путешествовала на ярмарку в Берлин и была показана в парижской галерее Anne de Villepoix. Еще со мной работает швейцарская художница русского происхождения Ирина Полин. С ПГ я, к сожалению, больше не работаю. Они все-таки молодая группа, в какой-то момент им показалось, что в другом месте будет теплее... Продвижение художника — это работа сама по себе очень сложная, я же не работаю как магазин. Сначала галерея вкладывает в художника, а потом художник должен поддерживать галерею и работать на ее имя. Но это, конечно, в идеале — все люди разные, и художники не исключение — не со всеми получается слаженно работать.

О ценах

Все, что вы здесь видите, стоит не дороже €10 тыс. Только скульптура, и то в большей степени из-за материала. Она была сделана двумя художниками, семейной парой Флоранс Обрехт и Акселем Палави. Я ее показывала на «Арт-Москве» в 2006 году. Очень важно то, что помимо меня есть еще и другие люди, которые продают этих художников, поэтому формирование цены — коллективная работа. От меня одной здесь ничего не зависит. Большие живописные работы стоят €8 тыс., поменьше — €6—7 тыс., в зависимости от формата и выставочной истории. Если вещь много выставлялась и присутствует в каталогах, то цена может подняться на 10—15%.

О ярмарках

Первый раз я попала на «Арт-Москву» еще в 2005 году. Тогда, когда наши коллекционеры не ходили по ярмарке сами, а пользовались услугами поводырей... Вот это и надо было знать, а я тогда была здесь новенькая. Я никого не знала, и мне оставалось только наблюдать, как мимо фланировали потенциальные покупатели. Зато на ярмарку пришли те европейцы и французы, которых трудно заполучить даже в Париже, к примеру Сэм Келлер. Но продажи в тот раз были только постфактум. Впрочем, это нормальная ситуация. Я была в Швейцарии на ярмарке, там тоже долго ходили вокруг, присматривались, правда, в итоге покупали.

 

 

 

 

 

Все новости ›