И яблоки, конечно, яблоки!

Оцените материал

Просмотров: 12035

Дневник Документы – 2: Витгенштейн в стиле поп и революция в планетарии

Екатерина Дёготь · 09/06/2012
Документа сначала воодушевляет, но радость скоро сменяется разочарованием

©  Uwe Zucchi /DPA / Фото ИТАР-ТАСС

Дневник Документы – 2: Витгенштейн в стиле поп и революция в планетарии
— Мне больше всего понравилось озеро. А тебе?
— Да, озеро… Но семена — это было уже слишком. Семена меня дико раздражили.
— Да, семена не очень… А как тебе собаки?
— Нет, собаки — совсем нет. Но вот ослики — да. И яблоки, конечно, яблоки! Это вообще самое лучшее.

В таких выражениях двое моих интеллектуальных коллег обсуждали рядом со мной свои профессиональные впечатления от Документы (про яблоки, которые мне тоже пришлись по вкусу, вы уже могли прочитать в прошлом выпуске). И это было разительно непохоже на обсуждение последней Берлинской биеннале — та буквально никому не понравилась, однако рождала немедленные яростные споры о национализме и цензуре, активизме и документалистской эстетике, о католической церкви и, вообще-то говоря, искусстве. Здесь ничего такого нет. Документа Каролин Кристов-Бакарджиев переживается на чисто чувственном уровне, который в первую минуту очень нравится (как мне понравился «ветер в голове» во Фридерициануме, а также комбинация странных предметов, репрезентирующая мозг куратора), но через час этот агрессивный антиинтеллектуализм перестает удовлетворять. По городу сейчас бродит примерно пять тысяч довольно скептически настроенных профессионалов.

Выставка действительно выглядит, что называется, not challenging. Странным образом по нынешним временам выставке лучше быть интересной и амбициозной неудачей (какой была, например, предыдущая Документа). Здесь много хороших произведений, но они сопоставлены так, чтобы выглядеть умеренно. Все слегка элегически отлакировано и, главное, «артифицировано». Работы в Оранжерее, где располагается Музей истории науки, программно сводят научную работу к чисто художественной в самом традиционном смысле. Пионер немецкого компьютерного дела инженер Конрад Цузе, например, представлен здесь как художник-самоучка, чьи акварели (1920—1960-х годов) сделаны под влиянием известного художника Лионеля Файнингера, и именно из этого декоративного кубизма выводится и его научная деятельность. Рядом компьютер, который умеет писать любовные письма (работа Дэвида Линка, такой компьютер действительно был сконструирован в 1950-е годы). Само по себе это ни о чем не говорит, разумеется, но жест артификации во всей выставке уж слишком настойчив — понятно, что современный художник скорее разоблачил бы настоящие любовные письма, показав их квазикомпьютерную одинаковость. Но ККБ скорее торжественно провозглашает силу искусства, нежели ставит его под вопрос. Выставка в целом носит оптимистическое название «Смерть и выздоровление».

Читать текст полностью

Ссылки

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:3

  • Alexandr Butskikh· 2012-06-09 20:10:19
    Меня по-настоящему заинтересовало, хаос в статьях о Документе Е. Деготь - это ее собственный интеллектуальный и душевный хаос? Или просто документальное отражение хаоса в душах у кураторов, организаторов и участников?
    Я даже не делал попыток расшифровать замысловатые сочетания понятий в пределах одного предложения.
    "Переживать на чисто чувственном уровне" и агрессивный антиинтеллектуализм" - что это?
    "Красные кхмеры - это фашизм" - а это о чем?
    "Я чувствую себя как в романе Стругацких», — сказал мой умный австрийский друг" (Умный, потому что знает Стругацких? Или потому что Стругацкие - это литература для Умных?)
    Впечатление такое, что текст держится на всех этих ФИО и "агрессивных антиинтеллектуализмах".
    Лучшая метафора - набираем "Кассель" - получается "Кабул".
    Рассказ жителя Кабула о поездке в Кассель.


  • olgakop· 2012-06-09 21:11:54
    Я еще не видела Документы, но предполагаю что Деготь права. Была на выступлении куратора ККБ в Нью-Йорке: ничего более сумбурного и туманного я еще не слышала. Что касается анти-интеллектуализма, то это становится новой тенденцией в артмире, которая прослеживалось на основном проекте последней Венецианской Биеннале куратора Биче Куринджер, и было установкой последней Уитни Биеннале в НЙ. Мне очень жаль что это проникло и в Документу. Но лучше сто раз увидеть.. Кстати, перформанс Рабиха Мруэ видела в Нью-Йорке - действительно, сильное впечатление. Но если это единственное что там стоит смотреть, тогда получается, я все видела.
  • Georgy Mamedov· 2012-06-09 21:34:43
    афгани - так по-моему называются афганские деньги, а два основных языка в Афганистане - дари и пушту
Все новости ›