Оцените материал

Просмотров: 18126

Что, черт возьми, всё это значит

Екатерина Дёготь · 18/02/2008
Настоящий художник всегда немного анималист. Особенно в роковые исторические минуты
Николай Загреков. Метательница диска. 1930 (слева)
Александр Самохвалов. Физкультурница. 1935 (справа)

Николай Загреков. Метательница диска. 1930 (слева) Александр Самохвалов. Физкультурница. 1935 (справа)

1

Вчера звонили, пригласили снова поучаствовать в выставочном продвиге (это я имею в виду промоушн) наследия художника Николая Загрекова. История довольно интересная. Экономический эмигрант 1920-х годов, твердый реалист, жил в Германии (то есть абсолютная противоположность русскому богемному авангардисту в Париже, которого мы так любим себе представлять). Писал мастеровитые, но в общем средние заказные портреты. Компания «Северсталь» (постоянный партнер Третьяковской галереи) или же некие граждане лично, с этой компанией связанные, оказались, видимо, владельцами наследия и в последнее время активно показывают его. Несколько лет назад — в Третьяковке (и теперь у них Загреков в постоянной экспозиции висит — не знаю, купили или подарен). В прошлом году — в галерее «Наши художники» на Рублевке, где Загрекова соединили с советскими авторами 1920—1930-х (Самохвалов и т.п.). У него дама в кресле — и в СССР дама в кресле. У него в шляпке — и в СССР были шляпки. У него метательница ядра — и у нас физкультурница в трусах. И так далее. Я тогда написала для каталога статью.

Николай Загреков. Метательница диска. 1930 (слева)
Александр Самохвалов. Физкультурница. 1935 (справа)

Николай Загреков. Метательница диска. 1930 (слева) Александр Самохвалов. Физкультурница. 1935 (справа)



Надо сказать, подобное сопоставление может далеко завести. С одной стороны, сам Загреков, оказывается, сделал в Германии абсолютно советскую карьеру: после войны он наконец дорвался до портретирования Сталина (заочно), а потом немецких начальников и градоначальников и занял даже пост заместителя председателя Союза берлинских художников (нечто вроде нашего Худфонда, судя по всему).

С другой стороны, многие советские классики оказались этой выставкой жестоко обуржуажены. Или, что то же самое, рассовечены. Под трусами, так сказать, ничего в них не оказалось коммунистического. И, главное, они такому рассовечиванию с легкостью поддались.

Наверное, в этом и заключалась сверхзадача. Потому что новый выставочный проект, который покажут в мае в фойе здания Дойчебанка в Берлине, дверь в дверь с берлинским отделением Музея Гуггенхайма (кто помог это устроить, можно догадываться), идет еще дальше: он включит помимо Загрекова и его советских аналогов на сей раз еще и его немецкие аналоги — все соберутся вместе.

Николай Загреков. Двойной портрет (слева)
Владимир Одинцов. Две девушки. 1933 (справа)

Николай Загреков. Двойной портрет (слева) Владимир Одинцов. Две девушки. 1933 (справа)



В Германии такой реализм 1920-х годов назывался «новая вещественность». А в СССР он назывался, как известно, «социалистический реализм». Так вот, в Берлине пройдет еще и конференция на тему «Можно ли применять к советскому искусству термин «новая вещественность»«.

А что это значит? Это ребрендинг, друзья мои! Благодаря Загрекову и «Северстали» мы все скоро станем представлять Дейнеку, Самохвалова, а может, и Налбандяна как «русскую новую вещественность», что звучит приятнее и маркетируется куда лучше, чем «соцреализм».

Поеду ли я на конференцию? Да обязательно!

2

Была на предварительной (то есть для потенциальных покупателей) выставке аукциона «Филипс де Пюри». Как сейчас водится, вытаскивают откуда-то из-за границы картины нынешних русских классиков. В основной список классиков входят Булатов, Кабаков, Васильев, Гороховский, теперь к этим небожителям — Гороховский в буквальном уже смысле — добавился Файбисович и некоторые еще. И продается все это русским клиентам.

Олег Васильев. Огонек

Олег Васильев. Огонек

Интересный поворот нынешнего аукциона состоит в том, что про некоторые картины считалось, что они давно проданы. Я лично была уверена. Когда я в 2002 году делала «Москву—Берлин», мы брали абсолютно гениальную картину Васильева «Огонек» 1983 года (где вместо головы Брежнева божественное сияние) в музее Зиммерли под Нью-Йорком, что, как легко догадаться, потянуло на серьезный бюджет. Оказывается, точно такая же картина в тот момент находилась в одном частном собрании в Европе (оттуда она и пришла на нынешний аукцион). Можно было сэкономить на транспорте!

Меж тем не очень-то понятно, какой из этих двух «Огоньков» первый, а какой копия. Хотя бы ясно, что копия авторская. Автор пока жив и подтверждает.

Эрик Булатов. Слава КПСС

Эрик Булатов. Слава КПСС

С другой стороны, я сама, можно сказать, стою у истоков проблемы: для той же «Москвы—Берлин» мы ужасно хотели получить картину Булатова «Слава КПСС» (буквы на фоне неба, больше ничего), но она была у несговорчивого частного владельца. Или далеко, не помню уже. Тогда было принято соломоново решение: нарисуйте нам, Эрик Владимирович, еще одну такую, ну что вам стоит (см. описание выше)! Он поддался на уговоры, нарисовал, картина выставку украсила; мы тогда как-то не задумывались над тем, как сложится ее дальнейшая судьба. Ведь в 2002 году у русского искусства рынка еще не было.

Однако буквально в 2004-м где-то он открылся, и, похоже, Булатову стали делать все новые и новые предложения. Теперь одна из «Слав КПСС» (уже непонятно, какая) является перлом собрания фонда «Екатерина» в Москве. Но, говорят, где-то есть и еще одна. А подлинная «Слава», все эти годы лежавшая, оказывается, в швейцарском сейфе, теперь вот выплыла на аукционе «Де Пюри». А что делать остальным владельцам всех этих слав?

И ведь это только начало. Потому что Булатов еще, помню, стеснялся, ломался и имел принципы. А нынешние (ну-тка!) нередко для каждого коллекционера (а их по три, по пять на картину стоит в очереди) делают вариант одного и того же и еще два для выставок, потому что у куратора нет бюджета на транспорт и нарисовать новую выйдет дешевле. И это не то чтобы кто-то скрывает — просто ажиотаж такой, что краска на картине не успевает высохнуть до продажи, что уж там говорить о каких-то справках. Да и странно просить справку, что картина такая-то существует в единственном экземпляре, ведь вроде бы не фотография?

В общем, с любопытством жду развития событий лет через десять, когда на рынке окажутся по четыре штуки одинаковых картин ныне плодовитых авторов.

3

Получила приглашение на конференцию с фантастической темой — давно не видела ничего столь стимулирующего и актуального. «Творческое бесплодие во всех его проявлениях: причины, признаки, грани феномена». К участию приглашаются, в числе прочих, аспиранты и соискатели научной степени — насколько я помню, хорошо знакомые с данной проблематикой.

Проводится украинскими коллегами из Академии наук (если я правильно расшифровываю аббревиатуру НАУ) — с кафедры культурологии факультета международной информации и права Института международных отношений. Просто поздравляю их с находкой.

4

Время от времени у меня со студентами «выезд на культуру», по аналогии с выездом на природу. В этот раз была Третьяковка. На искусстве 1920-х годов меня понесло, в буквальном смысле, и после лекции, уже одна, я зачем-то двинулась дальше, от 20-х к 30-м, в самую глубь сталинизма. От него сейчас в экспозиции осталось довольно мало. Я прошла мимо хитренького Сталина с таксой работы Георгия Рублева (1934), его теперь повесили в самом центре, несмотря на непонятный его пафос и смысл; издали увидела, что «Два вождя после дождя» (1937) на своем посту, поняла, что видеть их не очень хочу, и повернула назад. И набрела на крошечную временную выставку под названием «Лики живой природы». Умоляю, не бросайте читать; да, я знаю, за такие названия нужно убивать, но не бросайте пока.

Это была выставка анималистической скульптуры. Очевидно, детская. На меня весьма убедительно и страшно оскалился широко известный «Тигр» в натуральную величину. И.Г. Фрих-Хар, 1944, дерево тонированное.

Ах вот как. 1944 год. Я не замечала этого раньше.

Напрягла спину мощная каменная «Львица» Д.Ф. Цаплина. Рядом крепко стала каменная «Голова тигра» того же Цаплина. Гениального, по-моему, скульптора.

Львица: 1932—1934. Голова тигра: 1933. Ага. Я как-то об этом раньше не думала.

Сокол Ивана Ефимова, хищно, цепко вонзивший когти в ветку. Кованая медь, 1927 год.

Я все это видела, но только в детстве, когда буквы уже умеешь читать, а цифры — нет, по крайней мере правильно читать.

Тут я пережила шок внезапно включившейся истории. Казалось бы, лев — он и в Древнем Египте лев. Но нет, это советские тигры и львицы, это сталинские соколы.

Почему вообще советские скульпторы ударились в тот момент в анималистику, почему такой взрыв жанра в 1930—1950-е годы? Потому что воля к жизни, к победе, смелая агрессивная саблезубость, физическая мощь, потому что «бороться и искать», потому что «эй, товарищ, больше жизни». Потому что «октябрята» — это как бы «щенята», и в этих звериных суффиксах правота природы, порождающей все новые поколения.

Тигр в натуральную величину — это, конечно, Сталин-победитель. Или, точнее, «сталинское» в человеке, каким оно виделось в тот победоносный момент.

Только не надо мне рассказывать про то, что Ефимов, Цаплин и Фрих-Хар сталинистами не были. Отнюдь не были, скорее наоборот; но были поклонниками силы, мужества, жизни в ее органическом начале, права молодости и гибкости Маугли — и права мудрости и силы Шер-Хана.

Георгий Рублев. Сталин, читающий газету “Правда

Георгий Рублев. Сталин, читающий газету “Правда"

От тигра, кстати, прекрасно просматривается тот самый Сталин с таксой. И с этой точки становится наконец понятен.

Этот Сталин — тоже животное, только лучшей, более крутой породы, нежели его такса. У него зоркий глаз, острый нюх и зуб, у него гладкая холка, мощные яйца и быстрое стальное копыто. И у него, безусловно, есть хвост.

Он берет звериным, не человечьим. И в этом его сила. И в этом его опасность.

Вот он, ответ на мучительный для экскурсоводов вопрос — за Сталина этот портрет или против. А Фрих-Хар — он за тигра или против?

Настоящий художник всегда немного анималист. Особенно в роковые исторические минуты.

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:1

  • verba· 2010-01-21 21:04:50
    я заметил что сейчас тоже много животных, именно в рисунках, именно у молодых художников, в большинсте заподных (на заподе больше современного рисунка видимо)
    а еще повидемому много время пройдет прежде чем в россии научаться убирать дерьмо за собстенными любимцами
Все новости ›