Гоголь, Тургенев, Пушкин, Лермонтов, бум!

Оцените материал

Просмотров: 50526

Виктор Бондаренко: «Ни к каким славам ходить не хочу»

Екатерина Дёготь · 24/11/2011
В беседе с одним из авторов проекта «Россия для всех» ЕКАТЕРИНА ДЁГОТЬ выяснила, что у выставки есть очень конкретная цель

Имена:  Виктор Бондаренко · Дмитрий Гутов

©  РИА Новости

Виктор Бондаренко

Виктор Бондаренко

Проект «Россия для всех», авторами которого являются Виктор Бондаренко и Дмитрий Гутов, начал разрабатываться в декабре 2010 года. Эта выставка была показана на фестивале «Пилорама —2011» в Перми, в Тверском Центре современного искусства, в Государственном Русском музее и других местах, а сейчас демонстрируется в Мультимедиа Арт Музее в Москве. Интервью с соавтором Бондаренко Дмитрием Гутовым можно прочитать здесь.


— Я тебя хочу первый спросить, пока мы еще не начали: ты сама-то что думаешь про наш проект?

— Я скажу, но потом. Давай я первый вопрос задам: кто ты вообще такой? Внезапно появляется громкий социальный и даже политический проект, инициированный человеком, которого я знаю как коллекционера, но широкая публика, наверное, вообще не знает. Кто ты такой?

— Вопрос легитимный. В 1967 году я уже шагал на параде в честь пятидесятилетия Октябрьской революции в военном танковом училище. В этом училище было два некомсомольца, один из них был я. Я всегда видел ложь, несправедливость в той стране, в которой родился. Я всегда знал, что такая страна не может существовать. Я это знал еще, когда мне было тринадцать-четырнадцать лет. У меня мать умерла, когда мне было двенадцать. Отец остался с тремя детьми, он работал на очень важном военном предприятии, и я видел, что, работая день и ночь шесть дней в неделю, он не может содержать своих детей, дать нам хорошую одежду, дом. Я понимал, что это ужасное лживое общество, и с двадцати лет моя мечта была — свалить из советского «рая». Я родился таким, что если демонстрация идет в одну сторону, мне надо в другую.

— На вашем сайте про тебя написано, что ты успешно занимался бизнесом еще в Советском Союзе. Что ты имеешь в виду?

— Я спекулировал. Покупал и продавал искусство, серебро, Бурлюков, Фаберже, иконы.

— Герой советского нелегального бизнеса.

— Сегодня это легально. Сегодня нет такой статьи — спекуляция и валютные операции.

— Но у тебя такая статья была.

— Была.

И как твои отношения с властью были построены?

©  Предоставлено ММАМ

Экспозиция проекта «Россия для всех»

Экспозиция проекта «Россия для всех»

— Я гордился тем, что у меня никогда не было трудовой книжки. Когда я уезжал из Москвы в Израиль, пришел на Колпачный получать визу — они говорят, дайте трудовую книжку. Я говорю, никогда не работал. Даже не хотел делать фиктивную трудовую книжку, хотя мог бы. У меня уже машина была куплена в двадцать один год мною самим. Квартира была в Москве.

— Ну и что они сказали, узнав об этом?

— Ничего. Они спрашивают, на что я жил, а я говорю, так у вас же написано: «спекуляция в особо крупных размерах». Они: «Ну, ты и наглый». А я: «Дайте мне уехать». Уезжал я очень тяжело. Моего папу вызывали в обком партии и спрашивали: «Он, что, к жидам едет?» Это в стране, в которой все равны, в которой не было национальностей, в которой было полное братство народов! «Подпиши заявление, что сын у тебя больной, мы его вылечим. А то и двое других уедут, один останешься на старости лет. Подпиши». К сожалению, я думаю, сегодня ничего не изменилось. Почему я сделал этот проект? Потому что я вижу, ну, ничего не изменилось! Вечно этот русский брат пытается сказать, что все равны, что все россияне — и евреи, и грузины, и украинцы, и татары, — но все время он хочет быть старшим, все время он хочет сказать, что делать другим, все время он хочет контролировать. Как в Советском Союзе! Наверно, от комплекса неполноценности, потому что на равных они не могут конкурировать.

Это я перескочил. Кто я? Вот теперь начну рассказывать. Я первый человек, который создал глянцевый журнал еще в Советском Союзе, когда началась перестройка. Назывался он «Паспорт СССР». Я пытался показать, что есть хорошего в моей цивилизации. Я тоже хочу гордиться той страной, в которой родился, той цивилизацией, к которой себя причисляю. Я создал издательский дом, которых потом было одиннадцать, создал журнал «Военный парад», который существует до сих пор (это основной журнал оборонного комплекса в России), я создал каталог оружия, издал десятки книг — «Советская военная мощь от Сталина до Горбачева», например. Я собрал лучшую коллекцию икон в стране. Я опубликовал лучшие книги по иконописи в стране. Я делал противоречивые проекты. Был проект «Deisis» (инициированный Бондаренко проект, в котором художник Константин Худяков чрезвычайно натуралистически изображал фигуры христианских святых при помощи техники голограммы; все это сопровождалось подробной биографией святых, написанной историком Романом Багдасаровым. — OS). Сейчас я создал проект «Россия для всех». Я пытался что-то делать для моей страны, я спонсировал художников. Вот кто я есть.

©  РИА Новости

Экспозиция проекта «Deisis»

Экспозиция проекта «Deisis»

— Все-таки есть очень большая разница между проектами «Deisis» и нынешним «Россия для всех». «Deisis» совсем не был публицистическим жестом, он носил чисто художественный характер, и он был скорее консервативным, что мне и было интересно. Теперь мы видим проект стопроцентно социальный, политический — это что-то совершенно другое, и стиль совсем другой. Что произошло?

— Был такой монах, звали его Мартин Лютер, и он тоже ни о чем таком не думал, когда вывесил свои восемьдесят пять постулатов. Я, конечно, не причисляю себя к таким великим людям. Но Лютер был возмущен индульгенциями, которые давала церковь. Он даже не предполагал, как далеко это может зайти, не предполагал, что произойдет раскол церкви, что он будет отцом реформации. Так и я не думал ни о какой политике, я просто проснулся после Манежной площади. Когда я увидел эти нечеловеческие рожи в масках… меня это потрясло. И не потому потрясло, что у меня племянница еврейка, а жена татарка. Обрусевшая. Не потому, что я наполовину русский, наполовину украинец, хотя я всегда рос, жил и воспитывался в русской среде. Меня это возмутило. И у меня родился этот проект. Он тлел до этого. Еще в 1996 году у меня родилась идея, когда Ельцин искал национальную идею. Я даже пытался привлечь Кабакова. Я хотел сделать проект с именами. Ведь как мы судим о древних греках? Мы же судим по именам. Гомер, Платон, Сократ, Фалес, Анаксагор. Потом Данте, Петрарка. Я вдруг понял, что русскую цивилизацию можно вписать в пятьсот имен. Причем мы хотели эти имена комбинировать. Например: Гоголь, Тургенев, Пушкин, Лермонтов, бум! Вторая картина — Мусоргский, Глинка, бум!

Что значит — картина? Кто-то должен был картины писать?

— Да, Кабаков. Я предлагал. Он сказал: «Суперпроект, но я чужие идеи не воплощаю». Но идея была такая: ты идешь через тоннель. Тебе даже не надо будет объяснять, что я пытаюсь сказать. Ты видишь картины. Мы думали, это могло быть неоновыми буквами. Это могло быть вырезано в металле сваркой. Вот ты видишь картину: Гагарин, Титов, Терешкова, Попович. Бум!

— Что значит «бум»-то, не пойму?

— Я веду тебя по тоннелю через всю нашу историю, и ты видишь, что эту историю создавало много национальностей.

— Гагарин, Титов, Терешкова и Попович — это все одна национальность.

— Подожди, не только эти. Вот тебе: Дзержинский, Ягода, Берия, Андропов.

©  Предоставлено ММАМ

Проект «Россия для всех»

Проект «Россия для всех»

— Ага.

— Уланова, Плисецкая, Нуриев, Барышников. Поняла теперь? Я тебя веду через этот тоннель, пятьсот имен — вся наша тысячелетняя цивилизация. И ты видишь, что эти люди — разных национальностей. Погоди, может, ты посмотришь на меня другими глазами. У меня главный редактор в одном журнале был Генрих Боровик, в другом — главный акушер-гинеколог страны, в третьем — главный педиатр страны Баранов Сан Саныч. Понимаешь, у меня сидели все лидеры Москвы — МИГ, Сухой, НПО «Алмаз», Харитон. Мои книги получали госпремии, я издал десятки книг, книга про оружие Калашникова подписана в благодарность Калашниковым. Тогда, может, картина у тебя будет другая. Человек делал проекты. Да, наверное, был бы успешнее, если бы спекулировал металлоломом или нефтепродуктами. Была возможность, я все-таки кабинет напротив Бородина занимал, куда В.В. Путин пришел в 1996 году.

— Какой кабинет ты занимал?

— Советника Бородина. Я был его советником. Внештатным.

— По каким вопросам?

— Зачем тебе это надо? Кремль мы делали. Я делал финансирование на Большой Кремлевский дворец, с которым потом был большой скандал. Я инициировал кредит из Швейцарии, 490 млн долларов, мои люди делали, составлена была схема очень красиво. Вторая схема была на Большой театр, тоже получил финансирование — если бы Бородина не сняли, мы бы реконструировали Большой театр. Думаю, мы бы сделали качественнее и не настолько дорого, мне почему-то так кажется. Это было в 1995 году.

— Одну секунду, в чем состояла твоя роль?

— Ну ты пойми, я человек с Запада, со связями на Западе. В стране 180 процентов по ГКО платит государство…

По чему?

— По государственным облигациям… зачем ты лезешь вообще в это? Слушай, я приехал сюда, у меня были первые СП, советско-американские. Я открыл первое представительство «Крайслер» в России, но это же долго рассказывать, ты не воткнешься! Увидишь у нас на портале. Кто мои импортеры? Арнольд Зайцлер, тебе это ничего не говорит. Банк у меня был. «Внешэкономбанк» или «Внешкредитбанк»? «Внешкредитбанк». У меня был таможенный терминал московский с 1992 года по 1995-й. Все это для моей личности несущественно. Все это нужно было, чтобы зарабатывать деньги, но у меня всегда была позиция. Я работал еще над реконструкцией Внуково и созданием там бизнес-авиации… Я человек с западным опытом. Но сейчас все опытные уже, все быстро научились. А я приехал в то время, когда за видеомагнитофон можно было все сделать. Но я, к сожалению, не сделал. Нефть, металлы — но меня тянуло в издательство, в искусство.
Страницы:

Ссылки

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:24

  • marina-munk· 2011-11-24 21:39:49
    Я не поняла, куда пошли деньги, проплаченные Русскому Музею за выставку?
  • degot· 2011-11-24 22:00:48
    Музеи иногда взимают арендную плату за выставки, которые они не считают своими собственными. Куда идут эти деньги? На нужды музея, вероятно.
  • Глеб Морев· 2011-11-24 22:45:09
    Или на нужды Боровского.
Читать все комментарии ›
Все новости ›