Оцените материал

Просмотров: 15066

Искусство из бетона, маргарина, телевизоров и милиционеров

Лиза Морозова · 07/08/2008
Если где-то и есть у нас по-настоящему молодые художники, то только в области перформанса

©  Наталья Шамфарова

Андрей Кузькин. По кругу. 2008

Андрей Кузькин. По кругу. 2008

©  Наталья Шамфарова

Андрей Кузькин. По кругу. 2008

Андрей Кузькин. По кругу. 2008

Зрители, наблюдавшие в 1996 году в ЦДХ выступление классиков из группы «Флюксус», могли воочию убедиться — перформансу всевозрасты покорны. С видом просветленных будд они дружно бились седовласыми головами о стенку по взмаху дирижерской палочки, с детским восторгом протыкали пальцем летящие мыльные пузыри... В общем, демонстрировали эфемерность любых границ, как жанровых, так и возрастных, на личном примере доказав, что главное — сохранять в себе дух молодости. Но перформанс все равно считается прерогативой молодых. Поэтому я предположила, что если отправиться на фестиваль молодого искусства (в этом году получившего статус биеннале) «Стой! Кто идет?», то можно убить сразу двух зайцев — оценить одновременно и состояние жанра перформанса, и молодого искусства в целом: от обоих ожидаются задор и свежие идеи, но мало где еще можно увидеть сегодня живой перформанс, кроме как на молодежном фестивале.

©  Михаил Лезин

Андрей Устинов. The Mobile Seance. 2008

Андрей Устинов. The Mobile Seance. 2008



Путешествие в мир молодого искусства в поисках перформансов прошло довольно удачно. На фоне общего невысокого уровня фестиваля жанр был представлен достаточно ярко и разнообразно. И показал, где сегодня возможен для искусства выход в реальность.

©  Михаил Лезин

Андрей Устинов. The Mobile Seance. 2008

Андрей Устинов. The Mobile Seance. 2008



Правда, всего один проект продемонстрировал «акционность» в чистом виде. В течение нескольких часов художник Андрей Кузькин ходил кругами по постепенно застывающему бетону (будучи привязан к центру бадьи веревкой), что становилось, конечно, все труднее и труднее... Эта работа — в самом деле тяжелая работа! — «По кругу», показанная в Веретьево, можно сказать, образцово-показательный пример перформанса, в котором в качестве языка используется действие как таковое. Он наследует традиции классического перформанса 1970-х — с элементом телесного испытания, с влиянием неевропейских культурных практик. Преодоление сопротивления материала (материала очень русского, если верить рекламе «Русского бетона», встречающейся на протяжении всего пути в Веретьево) придавало действию национальный колорит и навевало воспоминания об известной инсталляции Дмитрия Гутова начала 1990-х — на тему увязания в «Черной грязи». Тема до сих пор актуальна, и метафора получилась убедительная...

©  Николай Малинин

Яков Каждан. Forever Young. 2008

Яков Каждан. Forever Young. 2008



Пластичностью материала с перформансом Кузькина перекликалась акция Якова Каждана, давно работающего с образами и языком рекламы, под названием Forever Young. Художник создал на АртСтрелке скульптуру — эти самые английские слова из маргарина. Этот проект, по словам автора, критикует саму систему, создавшую феномен «молодого искусства». Растекающийся по площади маргарин развивал бойсовский образ жира как социально-пассивной массы. А также символизировал превращение утопии молодости в антиутопию.

©  Сергей Сапожников

Роман Эсс. Перформанс. 2008

Роман Эсс. Перформанс. 2008

На биеннале было также представлено и весьма перспективное направление перформанса, связанного с новыми технологиями. Андрей Устинов, заканчивающий обучение медиаискусству в Германии, взял на себя роль, по его словам, «современного медиума». Он передвигался по Москве на высокотехнологическом инвалидном кресле. На груди висел экран телевизора, и всего за 2 рубля любой желающий мог в течение трех минут смотреть выбранный канал в звуковом сопровождении самого художника. Слушая звук через наушники, Устинов синхронно и честно воспроизводил все: слова диктора, пение оперных див и «бум-бум» современной музыки.

Еще одна тенденция молодого искусства — смычка с клубной культурой — была обозначена в перформансе молодого ростовчанина, не так давно перебравшегося в Москву, — Романа Эсса. Акция началась с вялотекущего брейк-данса, но потом совершенно неожиданно перешла в припадок саморазрушения: художник бросался на стены и бился головой об афишу выставки, срывал со стен собственные работы и яростно крушил их. Все было очень эффектно и брутально, в духе Джимми Хендрикса, который в 60-е годы бил и сжигал собственную гитару. Но нам, художникам, он скорее напомнил Бренера, вдруг напавшего на себя самого. Закончилось дело милицией. Ура, есть надежда, жанр перформанса пока хоронить рано! Может, даже именно он выведет молодое искусство из тупика?

©  Фото из архива Лизы Морозовой

Финал перформанса Романа Эсса

Финал перформанса Романа Эсса

 

 

 

 

 

Все новости ›