Оцените материал

Просмотров: 11135

Памяти московского акционизма

Лиза Морозова · 12/08/2009
Его убивает тот же, кто его и породил, — Олег Кулик

Имена:  Олег Кулик

©  Игорь Скалецкий

Памяти московского акционизма
На открытие прошлой «Арт-Москвы» (по-моему, самой тоскливой и коммерческой из всех предыдущих) я пришла в сопровождении собачки на колесиках, купленной накануне в «Детском мире» (фоторепортаж можно посмотреть здесь). На поводке траурной расцветки были написаны годы жизни и имя — «Мос’кА» (сокращение от «московского акционизма»). «Она не кусается»? — спросила меня маленькая девочка, которая, видимо, тоже скучала на этой выставке. «Уже нет», — грустно ответила я.

Эту историю я вспомнила на днях, когда меня вместе с той самой собачкой неожиданно пригласили в ЦУМ, где проходят съемки для нового грандиозного проекта Олега Кулика «Сакральное пространство №3», который будет показан в сентябре на 3-й Московской биеннале. Сам Кулик относит инсталляцию к жанру «пространственной литургии», которая будет представлять собой также субъективную авторскую антологию московского акционизма — экранизацию его истории, сделанную в форме театра теней и призраков. Для этого художников и просят инсценировать свои старые перформансы. А часть акций будет воспроизводиться по видеодокументации актерами. Подробнее об этом можно прочитать здесь и здесь.

Вне всяких сомнений, проект получится эффектным, зрелищным и очень красивым, привлечет и просветит много зрителей (им обещают ежедневные экскурсии по выставке с рассказами об истории московского акционизма, а также лекции и мастер-классы по перформансу). И наверное, все будет чрезвычайно сакрально.

Но при этом что-то сильно смущает в этой ситуации. Ведь я, привязав собачку на траурный поводок, не собиралась хоронить московский акционизм. Намекая на его нынешнюю «прирученность», я надеялась покритиковать старших и вдохновить младших на продолжение подвигов. Новый же проект Кулика свидетельствует о настоящей, уже неинсценированной смерти московского акционизма. Похоже, в эти тихие августовские дни в застенках ЦУМа свершается страшное — он уходит в небытие. Еще немного — и будут вбиты последние гвозди в крышку его гроба: Анатолий Осмоловский уже пишет книгу со своей версией истории этого явления, а Андрей Ковалев вовсю работает над докторской диссертацией по отечественному акционизму 1990—2000-х.

А пока на биеннале можно попрощаться с покойным (хотя трудно придумать более неподходящий контекст для этого, чем ЦУМ — одно из самых коммерческих мест в Москве).

Очевидно, что в новом проекте Кулик окончательно дистанцируется от своего акционистского прошлого и делает это сознательно. Неслучайно его самого будет играть актер. Кулик не просто подводит черту под славными событиями 90-х, а, похоже, действует по отношению к жанру перформанса по принципу «я тебя породил, я тебя и убью». Потеряв интерес к акционизму в настоящем, художник пытается поскорее перевернуть эту страницу прошлого, перед этим создав собственную версию событий: отбор перформансов для проекта происходит не по содержательному, а по пластическому принципу.

Что же останется от радикальной акции, если лишить ее концептуального текста и контекста? Мне возможный визуальный ряд представляется похожим на проект Пола Чена, посвященный Маркизу де Саду и показанный в этом году в Венеции — театр теней со сценами насилия и секса. Только у Кулика некоторые из силуэтов будут светиться. В таком декоративном и канонизированном виде призрака из платоновской пещеры «Моська» станет окончательно безопасен.

Каждый из приглашенных художников в эти дни совершает собственный непростой выбор. Труднее всего приходится, наверное, тем, кто не отступился от прошлых взглядов, для кого перформанс не прошлогодний снег, а актуальность.

Некоторые художники наотрез отказались не только повторить перформанс сами, но и запретили делать это актерам. (Похожая ситуация, насколько мне известно, была с проектом «Верю»: воцерковленные художники, для которых вера и религия — не метафора, отказались тогда участвовать в «художественном оптимизме»). Лично мне предложение повторить перформанс показалось кощунственным (на эту тему я писала здесь).

Для большинства же перформансистов их акции тоже остались в прошлом, поэтому они легко согласились их повторить. Некоторые даже искренне обрадовались, сочтя предложение Кулика интересной художественной задачей. А кому-то участие в проекте оказалось просто важно для пиара.

В проекте Кулика есть один обнадеживающий момент: для будущей инсталляции планируется снять сюжет, где человек прорывает экран и выходит в реальность. Быть может, это тот самый герой, который заберет «Моську» из священного порноцарства мертвых?

Я также уповаю на то, что не все художники за месяц август обратятся в тени и что на открытие пригласят выступить молодых перформансистов. Или они сделают это сами… Тогда, возможно, после смерти у московского акционизма вновь появится шанс из монохромной тени («Моськи») снова стать настоящим «слоном» — живым, цветным и настоящим.

Ссылки

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:10

  • dpilikin· 2009-08-12 19:04:07
    Мне кажется, что тут есть подмена понятий или путаница в терминах. Грустя о потере "Московского акционизма" Лиза на самом деле грустит о "любимом" - перформансе как таковом. А "московский акционизм", на мой взгляд, это явление которое маркирует паузу в таком понятии как "общественная норма". Одна норма (советская) уже умерла, а вторая (либеральная в путинской версии) еще не сформировалась. В этот промежуток времени в растерянности пребывали все, в том числе и праовохранительные органы. Эту ситуацию и "пальпировал" московский акционизм, внимательно следя за обратной реакцией. Психологический "зажим" (не без помощи искусства) рассосался в течение 90-х. Некоторые тактики акционизма даже были скалькированы в прагматических целях политическими движениями (например, "Наши").
    Но сегодня публичный акционизм попросту невозможен без уголовных последствий для художника, поскольку каждый рядовой МВД точно знает что надо делать в случае проявления гражданином "анормального" поведения : носом в землю, в наручники и в камеру. Какой уж тут может быть акционизм? Разве только анархистский панковский как у "Войны".
    Но в любом случае, само явление под названем "московский акционизм" тесно связано с определенным временем и это время уже часть истории, а не настоящего времени отечественного искусства. Для новых тактик придется искать уже другие названия.
  • yasha_kazhdan· 2009-08-12 20:18:06
    to Mos'ka Web 2.0

    Слава богу, что с 7 августа в будущем пространстве литургии уже проходит подготовительная акция для молодых – "Скоро в школу!"
    Уповаю на отоваренных Буратино, что в новенькой курточке они прогуляют школу и вернутся через месяц на свето-представление. Какую-нибудь героическую Моську обязательно спустят с рук, чтобы торжественно прорвать занавес. Молодая и обнадеженная вниманием, она выйдет, наконец-то, в реальность цветных и настоящих крокодилов и бегемотов, обезьян и кашалотов. Слона я, правда, не приметил.
  • monika_sosno· 2009-08-12 20:46:33
    дорогая лиза, скажите, пожалуйста, а где бывают некоммерческие магазины с товарами народного потребления и повседневного спроса? может быть, вам известно о наличии где-либо некоммерческих центральных универсальных магазинов? а гум - он более коммерческий или менее?
Читать все комментарии ›
Все новости ›